WWW.NEW.Z-PDF.RU
БИБЛИОТЕКА  БЕСПЛАТНЫХ  МАТЕРИАЛОВ - Онлайн ресурсы
 

Pages:   || 2 |

«Харибдой. Последний выбор Цивилизации Текст предоставлен правообладателем Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор ...»

-- [ Страница 1 ] --

Александр Петрович Никонов

Между Сциллой и

Харибдой. Последний

выбор Цивилизации

Текст предоставлен правообладателем

http://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=6349446

Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации /

Александр Никонов.: ЭНАС; Москва; 2014

ISBN 978-5-4248-0091-7

Аннотация

Александр Никонов указывает единственно возможный

путь для нашей Цивилизации в условиях перманентного

экономического кризиса и грядущего демографического

коллапса. Это чрезвычайно узкий и полный опасностей проход между узколобой Сциллой реакционного консерватизма и мракобесия и леволиберальной Харибдой мягкотелой, доведенной до абсурда политкорректности .

Главными факторами, определяющими наше будущее, являются интеллект, здравый смысл и чувство юмора .

Автор возвращается к своей идее «прозрачного» мира будущего, сформулированной еще десять лет назад в знаменитом «Апгрейде обезьяны». Кстати, не успели мы оглянуться, как добрая половина его предсказаний уже стала реальностью… Содержание Три капли на стакан 5 Часть I 13 Глава 1 22 Глава 2 46 Глава 3 57 Часть II 87 Глава 1 91 Глава 2 121 Глава 3 138 Конец ознакомительного фрагмента. 140 Александр Петрович Никонов Между Сциллой и Харибдой. Последний выбор Цивилизации Надо запастись либо умом, чтобы понимать, либо веревкой, чтобы повеситься .

Антисфен Три капли на стакан Я борюсь .

Всю жизнь я своими книгами борюсь – против человеческой глупости, косности, ксенофобии. Против химер традиции, выедающих моим согражданам мозги. Против их ригидности и умственной медлительности. Я борюсь с вами – за вас. Борюсь неустанно .

Где «спасибо»?.. Впрочем, дело не в признательности. Оставьте благодарности! К чему мне они? Я нахожу свое удовлетворение в изменении этого мира. Моя задача – спасти его .

Да, я спаситель. Но ваши молитвы мне не нужны .

Мне нужны от вас ясные глаза и понимание. Если вы читали мои прежние книги, то знаете: мир стоит на пороге грандиозных, если не сказать катастрофических изменений. Их природа описана. Она многолика .

Нить развития нашего мира уткнулась в гордиев узел проблем – экономического кризиса, экологических катастроф, демографического перехода, генетической деградации. Сейчас решается наша с вами судьба и судьба наших детей. Мы скатимся в новое Средневековье, в катастрофу? Или преодолеем этот «горизонт социальных событий»? Нас ждут новые темные века с их кровью и грязью? Или у наших детей будет более радостное будущее?

Римляне, стоявшие перед крахом своего великого светлого мира, не знали ничего о будущем темном тысячелетии. Мы же предупреждены наукой, историей и просвещением. И потому сейчас все мыслители ищут новые дороги, новые парадигмы. К сожалению, часто этих мыслителей заносит не туда. Порой, пытаясь решить новые задачи, они хватаются за старые инструменты. Апеллируют к «традиционным ценностям», призывают нас вернуться к тому, от чего человечество уже ушло. Но нам нужны новые инструменты. И главный из них – иная мировоззренческая картина. Новая идеологическая парадигма. Новое миропонимание. То есть новое отношение к миру, к самим себе и к окружающим нас .

В построении этой новой картины мира есть две опасности, между которыми мы должны проскочить .

Чтобы выжить, человечество должно протиснуться в узкую щель возможности – между традиционными и жестокими установками прежнего мира и мягкотелой импотентностью, порожденной последним полувеком европейского существования. Нам нужно оставить в своем арсенале победителя гуманность и алертность, необходимую жесткость и скрепляющий их прагматизм. И безжалостно отбросить жестокость, мифологичность, романтизм и слюнтяйство. В кризис может выжить только жесткий и суровый. А жить дальше и развиваться – только гуманный и гибкий. Левый и правый бока мы жестоко обдерем, пролезая между этими Сциллой и Харибдой .

Тем более что Сцилла уже начала наступление на ржавом танке, на борту которого значится «С нами бог», а Харибда притаилась в засаде с твердым убеждением, что «все люди равны, воистину равны» .

Эта книга будет безжалостно снимать с вас кожу привычных представлений. Если вы будете злиться, читая ее, то это хорошо, как хорош подъем температуры в организме во время болезни – значит, борется!

Боритесь .

Один из моих издателей – домашний Цицерон. Настоящий оратор. Он порой произносит зажигательные речи, но исключительно про себя, в режиме внутреннего употребления. Внутренняя толпа неистовствует и рукоплещет. Но однажды он нарушил это правило, толкнув свою пламенную речь мне, потому что я под руку попался. Данное уникальное событие было вызвано принятием Государственной Думой очередного «мудрого» закона – о том, чтобы дети наши росли изнеженными, как орхидеи в оранжерее. Чтобы даже тень воображаемых неприятностей и тягот мира не касалась их умов. Короче, закон «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью», требующий маркировать продукцию (книги, телепрограммы) дурацкими знаками «6+», «12+» и т. д .

Затея действительно дурацкая. Такими значками скорее привлечешь внимание, чем отвадишь. Да и как может информация причинить вред здоровью? Но нашей Думе дурости не занимать, что отчетливо видно из текста закона. Он, например, запрещает детям книги, «отрицающие семейные ценности» и «пропагандирующие бродяжничество, табачные изделия»…

– А это значит, что огромный пласт детской литературы, на которой воспитывались поколения, наши дети не увидят! – воскликнул издатель, кинулся к полкам и вывалил на стол кучу книг, среди которых я успел заметить и «Приключения Гекльберри Финна», и «Без семьи» и книжку о путешествии Нильса с гусями и многое, многое другое. А уж если вспомнить, что Гекльберри не только бродяжничал, но и курил, ситуация для классики становится совсем уж безрадостной. Кроме того, в детских книжках теперь запрещены бранные слова, хотя их список в законе не приводится .

– И если бы я толкал речь перед Думой, – продолжал мой собеседник, – я бы спросил этих сытых депутатов: а «дурак» – бранное слово или нет? Если да, значит, наши дети останутся без сказок, потому что в половине из них действует Иван-дурак, и без Пушкина с его «дурачина ты, простофиля!». Если же «дурак»

слово не бранное, то я ответственно заявляю, что закон этот писали и принимали дураки. И обижаться не нужно, поскольку «дурак» бранным словом не является… На том и порешим! В этой книге я буду употреблять слово «дурак» как необидное. Я и вправду не желаю оскорбить читателя, который вдруг узнает себя в описываемом дураке. Дурак у меня – не оскорбление. А просто констатация природного факта .

В России вышел учебник по биологии для 9–10 классов, в котором написано буквально следующее:

«Сходство человека с животными не доказывает эволюционного родства. Аналогии строения организмов не менее убедительно свидетельствуют о единстве плана сотворения… Косвенным доказательством того, что в безгрешном мире взаимоотношения между существами были мирными, являются жизнеописания святых. Преподобному Герасиму Иорданскому в пустыне служил лев, к преподобным Сергию Радонежскому и Серафиму Саровскому без страха приходили лесные звери. Согласно Писанию, в будущей жизни, которая наступит после второго пришествия Христа, хищники обретут первозданное состояние “и пастися будут вкупе волк со агнцем, и рысь почиет со козлищем… и вол и медведь вкупе пастися будут, и вкупе дети их будут, и лев аки вол есть будет плевы” (Ис. 11:7)» .

Дураки, которые выпустили этот учебник, трижды пытались получить на него положительное заключение Академии наук. И трижды РАН эту чушь в качестве учебника по биологии забраковывала. Но сама настойчивость пугает! Сколько еще атак выдержит академия, учитывая ухудшающуюся с каждым днем интеллектуальную ситуацию в стране и разливающееся по ней мракобесие?. .

Эти три маленьких авторских предисловия к книге (последнее из них вы сейчас заканчиваете читать) – как три пилюли с ферментами перед огромным массивом информации, который вам предстоит поглотить .

Или, если хотите, рюмка перед сытным обедом. А попросту говоря, пояснение, о чем книга .

Она – о том, что мы как цивилизация стремительно теряем, – об интеллекте личностном и интеллекте цивилизационном. Начнем мы с интеллекта личностного и закончим цивилизационным. Ведь, как я уже сказал, цивилизация наша стоит на пороге больших изменений. А путь для их преодоления и выживания только один .

Его я укажу пальцем .

Часть I IQ как он есть Тупость? Поклоняться перестаньте ей

– только интеллект (из прочих многих) был и будет главною гарантией выживанья общества двуногих .

Борис Влахко Ну, что – поехали? Или сразу полетели? Судя по картинке, скорее, второе. Начнем с самолета .

Итак, посмотрите на изображение и скажите, по какой траектории падает бомба с самолета?

Ответили? Надеюсь, не сильно затруднило .

Теперь проследуем дальше, на вторую картинку и ответим на вопрос: какая ось – А, В или С – вращается медленнее .

Справились? Записали ответ? Отлично. Тогда еще шажок. Смотрим на третью картинку и отвечаем на вопрос: «В какую сторону едет автобус?»

Понимаю, задачка про автобус была сложная, хотя дети ее решают быстро. А вот вам еще одна. Изогнутая трубка лежит на столе. Мы смотрим на стол сверху. И с силой, под давлением загоняем в верхний конец трубки шарик. Он молнией проскакивает по всей изогнутой трубке и вылетает из другого конца. По какой траектории шарик будет двигаться – А или В?

Ну и последняя картинка. Посмотрите на нее и скажите, какая фигурка лишняя .

Теперь поиграем в слова. Исключите лишнее: треска, камбала, акула, анчоус, дельфин, скумбрия, хек .

А вот чуть сложнее. Исключите лишнее: треска, камбала, акула, анчоус, скумбрия, хек .

Выбросили лишнее плавающее? Да вы просто какой-то капитан Немо!

Теперь половим интеллект не на стыке логики и эрудиции, а на ниве чистой логики. Вот вам микрозадачка .

Некоторые ведра являются облаками. Все облака любят свиней. Следовательно, все ведра любят свиней .

Последнее утверждение:

а) правильно,

б) неправильно,

в) недостаточно данных для ответа .

Зафиксировали ответ на бумажке? Продолжаем разминать мозги .

Все лямзики съедобны. Все зямлики – это не лямзики. Следовательно, все зямлики несъедобны .

Последнее утверждение:

а) правильно,

б) неправильно,

в) недостаточно данных для ответа .

Теперь ответьте на вопрос .

«Усталый» относится к слову «работа», как «гордый» к словам:

а) «удовольствие»

б) «успех»

в) «торжественный» .

Далее .

Самолет стоит на ленте бесконечного конвейера .

Летчик поддает газку, собираясь взлететь, но конвейер включается и начинает движение в противоположную сторону. И чем быстрее скорость самолета, тем соответственно быстрее скорость ленты конвейера, которая движется в обратном направлении. Взлетит ли самолет?

А теперь возьмите бумажку, на которую записывали свои варианты и сравните их с правильными ответами: А, А, влево, А, D, дельфин, акула, б, б, б, да .

Для полноты теста попробуем осилить еще пяток логических задачек (не пугайтесь, с ответами) .

В шкафу 22 белых носка и 35 черных носков. Надо в полной темноте достать из шкафа пару одного цвета .

Сколько носков нужно взять, чтобы с гарантией получить совпадающую пару?

В пруду растет один лист лилии. Каждый день число листьев удваивается. На какой день пруд будет покрыт листьями лилии наполовину, если известно, что листья полностью покроют пруд через 100 дней?

Пассажирский лифт поднимается на пятый этаж со скоростью вдвое большей, чем грузовой лифт, который идет до третьего этажа. Какой из этих двух лифтов придет раньше: грузовой на третий этаж или пассажирский на пятый, если стартовали они с первого этажа одновременно?

У Иванова в кабинете висит портрет. Иванова спрашивают: «Кто изображен на этом портрете?» Иванов путано отвечает: «Отец изображенного на портрете есть единственный сын отца говорящего». Кто изображен на портрете?

Три курицы несут три яйца за три дня. Сколько яиц снесут 12 куриц за 12 дней?

А вот и ответы: 3 носка; 99-й день; одновременно;

сын Иванова; 48 яиц .

Вопросы были несложные. Но если вы ответили только на один или два, ну ладно, на три вопроса! – это очень тревожный признак. Подумайте, стоит ли вам читать эту книгу. Ведь если вы недостаточно развиты интеллектуально и мало эрудированы, выводы этой книги могут показаться вам возмутительными и даже оскорбительными .

Дураки вообще крайне легко обижаются .

В общем, я предупредил… Глава 1 Глупая история умных тестов Как ни странно, разговор о тестах на интеллект начну с социализма. Много бед он принес человечеству!

Он, словно вирус, проник даже в капиталистические страны, приводя к постепенной интеллектуальной деградации общества. И особенно хорошо это видно на примере печальной судьбы тестов на определение интеллекта – «IQ». Эти тесты могли перевернуть мир .

Но мир перевернул их .

В то время как два бородатых немецких гнома – Маркс и Энгельс – писали свои сказки о том, что пролетарии, у которых хватает ума только на работу у станка, есть самый передовой и прогрессивный класс на планете, настоящая наука шла в совершенно ином направлении. Она, не веря в сказки, решила измерить человеческий интеллект, оценив его не просто качественно («гений» – «дурак»), но и количественно – в цифрах. Чтобы определить, кто чего стоит и заслуживает в этом мире .

Была разработана система микрозадачек на сообразительность и каждой присвоены баллы – в зависимости от сложности. Чем больше баллов человек набрал, решая задачки, тем он умнее. Так родилась система тестов по определению коэффициента интеллекта – IQ. Которая нанесла по эгалитарной теории (будто все люди рождаются равными и все их способности – исключительно плод воспитания) страшный удар .

Второй удар нанесла генетика. Она заявила: особенности людей – цвет глаз, рост, основные черты характера, сообразительность, талант – зависят от генов. То есть люди изначально не равны. И если ты глуп или уродлив, жаловаться на общество бессмысленно. Жаловаться нужно на родителей .

Так в мире столкнулись две непримиримые теории .

И побеждает в этом столкновении пока отнюдь не интеллект, потому что на историческую сцену как раз выходят простые ребята, составляющие народные массы. Простым ребятам – простые теории. «Отнять и поделить…» Я нищий не потому, что дурак, а потому, что мир устроен несправедливо, у меня все отняли, эксплуатация, угнетение… Справедливость, однако, требует отметить, что поначалу противоречий между марксизмом и генетикой, социализмом и тестами на IQ никто не заметил .

Только потом, быстро спохватившись, в СССР генетику объявили продажной девкой империализма, а тесты на интеллект – «буржуазными извращениями, направленными против рабочих». Сами же буржуи были настроены восторженно. Теперь при приеме на работу, требующую «соображалки», можно было просто провести тест и определить пригодность работника .

Да и в университет можно брать самых смышленых, потому что дурака учить – только зря деньги тратить .

Одним из первых систему тестов применило правительство США. Идея была простой. В страну приезжает множество эмигрантов. Но зачем нам дураки? Давайте еще на входе отсеивать интеллектуально недостаточную публику!

Сказано – сделано. Прямо в фильтрационном лагере на Эллис Айленд были организованы тестовые испытания для вновь прибывающих эмигрантов. Результаты шокировали исследователей: 83 % евреев, 79 % итальянцев, 80 % венгров и 87 % русских по результатам тестирования были признаны «слабоумными». Начали разбираться. И оказалось, что большинство вновь прибывших очень плохо знают английский язык и просто не понимают заданий теста. Пришлось вносить в тесты поправки. Но пока до этого додумались, процент отказов во въезде в страну вырос почти в шесть раз!

Психологам США удалось также убедить военных провести тестирование новобранцев. Военные любят тратить деньги налогоплательщиков, поэтому было протестировано два миллиона призывников. Психологи получили новые данные, а Минобороны – обескураживающий результат: средний американский новобранец имел IQ 13-летнего ребенка. И что военным было делать с этими данными? Отказываться от войн?.. Результат между тем легко объяснялся: подавляющее большинство новобранцев призывались из деревни. И это означало, что деревенские дети в информационно бедной среде деревни примерно на пять лет отстают в развитии от бедовых городских парней, которых в армию калачом не заманишь .

А психологи сделали следующий вывод: оказывается, интеллект зависит не только от генов, но и от среды, то есть воспитания! Значит, его можно развить! За эту идею тут же крепко ухватилась либерально настроенная интеллигенция, впитавшая в себя марксистские идеи всеобщего равенства и поголовной справедливости. Теперь оставалось ответить только на один вопрос: насколько все-таки интеллект тренируем, а насколько он заложен от природы?

Любопытно, что тесты по определению интеллекта поначалу подняли на пьедестал почета такие борцы за равенство, как суфражистки (первое поколение феминисток): их очень вдохновили опубликованные в прессе данные о том, будто средняя бродвейская танцовщица имеет коэффициент интеллекта выше, чем средний американский военный. Но потом, когда ошибка вскрылась и тесты показали, что женщины в среднем все-таки глупее мужчин, мнение феминисток о тестах на IQ резко переменилось. Раздались даже голоса об их запрете – как дискриминационных и унижающих достоинство женщин .

К тому времени тесты на IQ в США уже использовались вовсю – с их помощью университеты тестировали абитуриентов, предприниматели набирали себе сотрудников поумнее. Пик успеха IQ пришелся на пятидесятые. А вот шестидесятые годы принесли с собой массовое движение за права негров, общий рост популярности социалистических идей и резкое полевение общества (позже выразившееся в молодежной революции 1968 года) .

Защитники прав человека потребовали отменить тесты на IQ, потому что из-за них негров не принимают в вузы! Это расизм!.. Наибольший гнев у таких защитников вызывали следующие задания тестов: назвать столицу Греции, объяснить, что означают слова «уединение» и «харакири». «Почему негр должен знать столицу Греции?» – возмущались они. В результате в 1964 году в учебных заведениях Нью-Йорка резко упростили тесты на интеллект, выкинув оттуда все вербальные вопросы и оставив только картинки, чтобы неграм было легче отвечать .

Однако ученые не собирались сдаваться. В конце шестидесятых известный психолог Артур Дженсен опубликовал огромное исследование, которое доказывало, что в среднем коэффициент интеллекта негров минимум на 10 пунктов отстает от IQ белых людей.

Он же ответил на вопрос о развитии интеллекта:

на 80 % соображалка определяется генами и только на 20 % – тренировкой .

Вообще-то в выводах Дженсена не было ничего удивительного. Об отличиях людей разных рас известно всем. Одни расы и этносы черные, другие узкоглазые, одни высокие, другие низкие. У одних содержание тестостерона в крови выше, у других ниже .

Негры лучше белых преуспевают, например, в отдельных видах спорта… Организмы многих монголоидов не усваивают коровье молоко и алкоголь, в отличие от европеоидов… Число потовых желез, форма черепа, посадка глаз, степень излучения альфа-волн в мозгу новорожденных, склонность к дальтонизму и некоторым наследственным болезням, гальваническое сопротивление кожи… Все это разнится от расы к расе, и все это определяется генетикой. Но ведь интеллект тоже определяется генетикой! И, значит, тоже может иметь расовые вариации .

С последним утверждением социалистам и прочим левакам соглашаться никак не хотелось. Вот если бы Дженсен написал, что негры умнее белых, с ним никто бы не спорил и расистом не называл. Но поскольку он заявил обратное, его обвинили в расизме. Социалистический Советский Союз, который осудил тесты на IQ еще в 1936 году, крыл Дженсена почем зря именем св. Маркса и св. Энгельса. С энтузиазмом переведенные в СССР книги западных леволиберальных психологов вещали: «Большим завоеванием негров в борьбе против дженсенизма и расизма было принятие в сентябре 1975 г. Негритянской психологической ассоциацией рекомендации “разработать и передать в Организацию Объединенных Наций петицию с обвинением Соединенных Штатов в геноциде (! – А. Н.) по отношению к чернокожим американцам”» .

Кстати, председатель этой странной ассоциации черных психологов, объединившихся не по признаку профессионализма, а по цвету кожи, отплатил Советам доброй монетой, сказав следующее: «Присмотритесь, везде вокруг нас происходят социальные изменения. В Африке, Азии, Южной Америке, в Карибском бассейне и даже Европе социализм дает свои ростки… Наступает эпоха социализма, и это совершенно очевидно. А у наших предков (в дикой Африке. – А .

Н.) был социализм задолго до начала колониальной эксплуатации» .

Джеймс Коулмен, Дэниел Мойнихен, Кристофер Дженкс, Беррес Скиннер и многие другие ученые, в том числе и нобелевские лауреаты, поддерживали травимого «демократической» прессой Артура Дженсена, отметали обвинения в расизме и говорили, что констатация научных фактов расизмом быть не может. Но общий левый тренд уже невозможно было остановить, и в 1979 году суд Калифорнии запретил использовать тесты на интеллект с целью направления учеников в коррекционный класс для умственно отсталых. В основе судебного решения лежала великая идея равноправия. Дело в том, что по результатам тестов на IQ в коррекционных классах оказалось 62 % негров, при том, что негры составляли в школах всего лишь 28 % учеников. Это что же получается – негры глупее белых? Это противоречит равноправию!

Социализм активно боролся с IQ… Сторонники оголтелого равноправия кричали, будто негры проигрывают потому, что тесты написаны белыми и слишком связаны с «белой культурой». А также потому, что негры в среднем беднее и потому малограмотные .

На это им отвечали: негры живут в той же культуре, что и белые американцы, и говорят на том же языке .

А вот прибывающие в США азиаты и говорят плохо, и принадлежат к совсем иной культуре. И все равно решают тесты лучше негров и даже лучше белых!. .

Что же касается бедности, то индейцы в США беднее негров. Но тесты опять-таки решают лучше последних!.. В конце концов, ничего страшного в расовых и межполовых различиях нет. Никто же не пугается того факта, что женщины обычно ниже мужчин, а китайцы узкоглазые. И если в среднем по интеллекту негры уступают белым, а женщины мужчинам, то и в этом ничего страшного нет – все равно в капиталистической гонке все соревнуются индивидуально, а не командно. У нас же не нацизм с его расовым подходом и не социализм с его коллективизмом! У нас капитализм, где все решает индивидуальность, а не группа… Увы! Это было уже не так или не совсем так. Социализм как раз наступал. И потому социалисты и прочие сторонники командных экономических забегов придумали новую фишку: они заявили, что интеллект

– гораздо более широкое понятие, чем просто умение логически соображать. Да, говорили они, неграм не удается что-то такое, что хорошо получается у белых (действительно, практически нет негров-математиков, философов, физиков, программистов), но зато негры прекрасно плетут макраме и изобрели джаз! У них эмоциональная сфера ширше! И это назвали эмоциональным интеллектом. Чтобы не обидно было .

Пока либерал-социалисты искали утешение в джазе и эмоциях, к делу подключились физиологи и антропологи. Они заявили, что отставание негров по IQ может быть связано с их общеэволюционным отставанием – белые просто опередили черных в развитии на несколько тысяч лет. Поэтому у белых в среднем на 100 граммов мозга больше, чем у черных. Кроме того, развитие мозга у черного ребенка идет не так, как у белого. Поначалу черные дети по двигательной и умственной активности развиваются быстрее белых, но начиная с пяти лет черные дети отстают: развитие лобных долей, отвечающих за логику и абстрактное мышление, у них заканчивается в более раннем возрасте, чем у белых. К тому же эти лобные доли у черных менее развиты и имеют меньшее количество извилин, чем у белых .

(Любопытно, что у детенышей человекообразных обезьян развитие лобных долей и двигательной активности идет еще быстрее, чем у негров, но и завершается гораздо раньше.) Именно поэтому, говорили эти исследователи, негры так и не создали цивилизации, не было среди них Кантов и Бетховенов, Колумбов и Архимедов. Просто когда-то эволюционные ветки человечества разошлись, никто не виноват… Ученые мужи Бейкер, Айзенк, Дженсен, Петерсон, Гаррет, Пинтер, Шуи, Тайлер и Йеркес единодушно согласились, что в логическом и абстрактном мышлении, в математике и умозрительной памяти чернокожие уступают белым. Профессор Генри Гаррет в одной из своих забитых статистическими выкладками книг привел данные о том, что на одного одаренного черного ребенка приходятся семь-восемь одаренных белых детей. При этом 80 % одаренных черных имеют смешанную кровь (с белыми или азиатами). С точки зрения генетики так и должно быть. Но не с точки зрения политкорректности! Которая, постепенно становясь на Западе главенствующей и активно продвигаемой леваками и марксистами идеологией, стала цензурным кляпом для научных исследований и тормозом на пути IQ-тестов .

Еще одним фактом, который активно не нравился прекраснодушным либерал-социалистам, был следующий: по всем замерам IQ, проведенным в разных странах, бедные слои населения оказывались гораздо глупее богатых. Казалось бы, вполне естественно, что дураки живут хуже умных. Но социалисты все переворачивают с ног на голову: они, мол, не потому бедные, что глупые, а напротив – они глупые, потому что бедные! И стоит им отвалить денег из бюджета, как вся гопота разом поумнеет .

Либерал-социалисты с пеной у рта доказывали, что воспитанием можно из Чикатило сформировать Христа, а кто считает иначе, тот дурной человек. И что люди рождаются как белые листы – что на них запишешь, то и получишь .

По этой теории нанес мощнейший удар великий английский ученый Сирил Бёрт. Он задумал и осуществил гениальный в своей простоте эксперимент… Но прежде чем рассказать об этом эксперименте, некстати спохватившись, напомню все-таки почтенной публике о том, что представляет собой IQ и в каких единицах измеряется. А то я увлекся погромом политкорректности, совершенно позабыв про необходимый в изложении академизм! Ведь надо сначала ввести читателя в курс дела – хотя бы слегка, – объяснив, откуда взялись тесты на интеллект и кто их изобрел… Задачки на интеллект обычно называют тестами Айзенка – по имени английского ученого, тестовые задания которого получили наиболее широкое распространение в мире. Но придумал их не он. Первый тест на интеллект еще в 1905 году изобрел французский психолог Альфред Бине. До Бине антропологи оценивали интеллект школьников замерами параметров черепа (эту методику потом использовали нацистские антропологи для выявления «расово неполноценных»). Бине же решил измерять не череп, а сам интеллект – непосредственно. И вместе со своим коллегой Теодором Симоном разработал шкалу умственного развития, которая и носит их имена – шкала Бине-Симона .

В 1916 году немецкий психолог, родоначальник дифференциальной психологии Вильям Штерн усовершенствовал шкалу Бине-Симона, введя поправки на возраст. Именно тогда и возник термин «коэффициент интеллекта» .

Потом в игру включился американец румынского происхождения Векслер. Приехав в Америку в начале ХХ века и будучи призванным в армию во время Первой мировой войны, молодой ученый оказался в группе психологов, работавших с призывниками по системе Бине. Накопив опыт, Векслер в 1939 году создал новую систему тестов по проверке интеллекта, а в 1955 году усовершенствовал ее. И уже потом в Англии на сцену интеллектометрии вышел Ганс Айзенк .

Я сейчас не буду углубляться в ненужные детали, описывая различия подходов у разных составителей тестов, не буду рассказывать об отличиях интеллекта вербального и невербального. Для нас главное помнить, что согласно самым распространенным ныне тестам Айзенка средним значением коэффициента интеллекта является 100 баллов .

В полном соответствии с кривой нормального распределения человечество по интеллекту раскидано так: 50 % людей имеют интеллект от 90 до 110; четверть населения имеет IQ выше 110 и еще четверть

– ниже 90 .

У олигофренов IQ ниже 70.

Существует даже своя градация олигофренов:

от 50 до 70 – дебилы, от 25 до 50 – имбецилы, ниже 25 – идиоты .

Считается, что дебилы способны выполнять простейшую работу под приглядом, имбецилы могут сами обслуживать себя в быту, а идиоты не могут даже этого .

Сместимся, однако, в более приятную часть шкалы. У студентов IQ обычно превышает 120 единиц .

Люди с IQ от 120 до 135 считаются высокоинтеллектуальными, то бишь, попросту говоря, очень умными .

Люди с IQ от 135 единиц входят в так называемое общество «Менса», то есть в 2 % самого умного населения планеты. Наконец, есть еще так называемое сообщество «Тройной девятки», то есть люди, которых меньше 0,1 % населения, а их IQ выше 150 единиц .

Можно ли повысить IQ? Можно. Все системы тренируемы. Можно накачать мышцы, укрепить связочный аппарат, иммунитет, развить память и наловчиться решать тестовые задачки. Но все равно один человек от природы чемпион по прыжкам в высоту или Паганини, а другого можно просто научить скакать или играть на скрипке. Соответственно можно немного повысить IQ человека, однако выше собственного потолка, заданного генами, не прыгнешь .

Надо заметить, что одного только IQ для преуспевания в жизни мало. Можно быть гением, но влачить при этом жалкое существование из-за трудностей с коммуникацией или из-за того, что ему, гению, с высоты его интеллекта представляется унизительным выполнять глупые «указивки» начальства. И в то же время тысячи людей со средним IQ становятся высокими чиновниками и депутатами просто потому, что по-животному чувствуют настроения аудитории. Ленивый гений запросто может жить хуже упорного терпеливого середнячка. Но это исключения. Общая же тенденция такова: умные живут в среднем лучше глупых, что опять-таки естественно. Процент умных среди людей с высшим образованием выше, чем без оного, среди ученых еще выше, среди нобелевских лауреатов – очень высокий (около 150 единиц) .

Можно ли повысить свои шансы и насколько твое преуспевание в жизни зависит от генетической заданности, а насколько – от упорства и тренировок? Эта загадка не давала покоя многим исследователям. Кто прав – эгалитаризм или генетика? На этот вопрос и ответил своим уникальным экспериментом Сирил Бёрт, от которого мы ненадолго отвлеклись .

Этот английский психолог, родившийся в 1883 году, разработал собственную систему тестов. Бёрт полагал, что интеллект – признак наследуемый, как цвет глаз, группа крови, телосложение, рост и тому подобные вещи .

Можно изменить рост? Можно. На пару сантиметров. Зависит от того, делаете вы специальную гимнастику на растяжение позвоночника или нет. И форму тела можно изменить, накачав бугры. А вот цвет глаз уже не изменишь. И группу крови. Бёрт считал, что интеллект так же нельзя изменить, как группу крови .

Исходя из своей уверенности он и действовал. Будучи членом муниципального совета Лондона по отделу образования в период между двумя мировыми войнами, он разработал и внедрил систему тестирования английских школьников, по которой детей сортировали в соответствии с уровнем их интеллекта на три группы и по результатам тестов отправляли в разные классы. Самые умные учились по усиленной программе, поступали в вузы и формировали элиту английского общества .

Тогда, по счастью, никому не приходило в голову вопить о том, что подобная система несправедлива и что умственно отсталых надо учить вместе с умными. Это сейчас норовят загнать (и в некоторых странах уже загоняют!) дебилов и даунов в обычные школы, где они учатся вместе с нормальными детьми. Такой принцип называется методом инклюзивного образования и считается последним писком гуманизма. А поскольку караван идет со скоростью самого медленного верблюда, результаты такого обучения вы можете предсказать сами. Образно говоря, при таком обучении сливают в один тазик суп, второе и компот, после чего перемешивают. Кушайте на здоровье!.. Школа, которая тысячи лет служила человечеству, чтобы давать детям знания, стараниями леваков в ХХ веке вдруг изменила свою цель. Теперь, согласно декларациям левых гуманистов, школа нужна не для того, чтобы знания давать, а для «социализации детей». То есть чтобы они привыкали к инвалидам, были добрыми и ласковыми, берегли окружающую среду, не позволяли себе кого бы то ни было «угнетать»… Причем это не только западные леваки декларируют, это я уже у нас в России, от наших гумано-дураков услышал .

Там мне и было сказано: «Не знания главное, а социализация и развитие гуманизма!»

Я, признаться, слегка приврал, когда сказал, будто никто системой Бёрта в Англии тогда не возмущался .

Возмущались, конечно. Но в те годы даже леваки не были столь упертыми, как в наше время, поэтому их бесил не сам принцип разделения детей по уму, а тот факт, что в «умных» классах оказывались в основном дети из приличных семей, а не из рабочей слободки .

Иными словами, марксистов до крайности раздражало, что дети богатых оказывались более умными, а дети рабочих – более тупыми. Это как же понимать?

Что самый передовой, по Марксу, класс – пролетарии – самые глупые?.. Это что же получается? Что дети из бедных семей будут лишены наиболее качественного образования и возможности поступить в высшие учебные заведения? Тем самым вы консервируете бедность, дети рабочих будут вынуждены идти на завод! Где же социальная справедливость? А может, им в министры охота!. .

В ответ на эти обвинения Бёрт только хмыкнул и провел крупное исследование взрослых из разных слоев общества, которое показало, что интеллект профессиональной элиты общества действительно превосходит интеллект рабочих. Больше того – и среди рабочих тоже обнаружилось расслоение! Высококвалифицированные рабочие (синие воротнички) оказались умнее разнорабочих .

Какой удар по морде Марксу!

Какой удар по всему левому движению!

Да можно ли такое простить?!

По этому буржуазному Бёрту получается, что в обществе каждый естественным образом занимает то место, какое заслуживает! Это же несправедливо!

У леваков оставался последний шанс реабилитироваться. И их следующий ход нам известен: они заявили, что дети рабочих воспитываются в худших условиях, поэтому вырастают тупее. Иначе отчего дети бедных тупее детей богатых?

На это Бёрт ответил: а оттого, что интеллект как функция физического устройства мозга передается вместе с генами. Нет ничего странного, что зебры рождают зебр, а тупые люди – тупых людей .

– Нет-нет! – возразили левые. – Вы докажите, что это не из-за худших условий воспитания и кормления!

Если интеллект, как многие человеческие свойства, можно развивать, значит, есть шанс, что при правильном развитии дети рабочих догонят детей богачей и сравняются с ними по уму! Докажите, что это не так!. .

И тогда Бёрт провел тот самый знаменитый эксперимент, покрывший его неувядаемой научной славой .

Он решил обследовать однояйцевых близнецов, которые воспитывались в разных условиях. Близнецы – генетические копии. Вот и посмотрим на их примере, каков вклад воспитания в интеллект .

Близнецы, воспитанные в разных семьях, – большая редкость, как вы понимаете. Однако такие пары найти удалось. Результаты тестирования показали, что Бёрт почти не ошибся: хоть и не 100 % интеллекта передается генами, но тоже немало – интеллект на 80 % определяется генетикой и только на 20 % – тренингом .

Когда в 1966 году Бёрт провел этот эксперимент, социалистам крыть было нечем. Но кому-то пришла в голову спасительная идея: если нельзя доказать, что Бёрт неправ, давайте докажем, что он подлец! На Бёрта обрушилась масса обвинений в фальсификации материалов, в том, что он в своих работах выражал признательность никогда не существовавшим ассистентам (зачем бы ему это понадобилось, интересно?). Только через много лет все эти обвинения рассыпались – нашлись и ассистенты, и источники .

Последующие эксперименты, проведенные Томасом Баучардом в университете Миннесоты (исследовано 8000 пар близнецов), подтвердили выводы Бёрта. В том же университете были проведены и исследования Ричарда Уайнберга и Сандры Скарр, которые изучали соотношения IQ у неродных детей и их приемных родителей, а также соотношение IQ родных детей и их биологических родителей. То есть исследовался фактор воспитания – насколько он перебивает генетику. И тут выводы Бёрта подтвердились – родные дети были похожи на биологических родителей не только рожицами, но и коэффициентом интеллекта. А неродные не были похожи на приемных родителей значением IQ, здесь разброс значений был больше, и никакое воспитание не могло подтянуть IQ детдомовского заморыша до уровня его благородных воспитателей .

Тем не менее в силу разных обстоятельств судьба Бёрта сложилась не очень удачно. Он испытал в своей жизни много сильных ударов – неудача в семейной жизни, тяжелая болезнь, гибель во время войны его научного архива… Но самым сильным ударом был, конечно же, отказ общества от его системы обучения, воспитывавшей настоящую элиту, и замена ее уравнительными помоями в корыте. Что еще более усугубило деинтеллектуализацию западных элит .

Бёрт мечтал о том времени, когда лучшие, элитные люди будут блистать на верхах общества, а психология станет настоящей наукой, основанной на точных методах измерения (сам Бёрт прекрасно владел математикой) и стоящей на прочном статистическом фундаменте. Но, увы… Выброшенный потоком жизни на пенсионные берега, Бёрт тихо доживал свою жизнь, изредка подрабатывая написанием рецензий на новые книги по психологии. Причем делал это с такой тщательностью и глубиной проработки материала, что заказчики зачастую выплачивали ему двойной против договоренности гонорар. Умер Бёрт в 1971 году, и с ним ушла целая эпоха – великая и прорывная, дерзновенная и нерефлексивная, восторженная и решительная эпоха долгого XIX века. Последним инерционным результатом этой эпохи был выход человека в космос .

Настало затхлое время малых дел. Рефлексирующее, проливающее тонны слез над достоевской слезинкой ребенка-дауна, не отличающее гуманизма от маразма… Западный мир охватила эпидемия политкорректности и аффирмации .

Аффирмация в данном контексте – это предоставление преимущественных прав интеллектуально отсталым группам населения (неграм, женщинам). Мы знаем, что в современной Америке легче порой получить работу или поступить в вуз негру, потому что он черный, или женщине, потому что она… не мужчина .

В СССР тоже была такая практика при поступлении в вузы, только у нас роль негров играли парни, отслужившие в армии и отупевшие там донельзя, разные рабфаковцы – для них проходной балл был ниже .

К чему приводит подобная политика?.. Она разрушает мир, как алкоголь печень .

Вся прошлая тысячелетняя эволюция человечества была естественным отбором на лучших – преимущества получали люди с хорошей соображалкой .

Они и строили цивилизацию. Именно в эту сторону хотели толкать человечество изобретатели тестов на интеллект. А получилось все наоборот… На IQ-тесты западные шариковы и швондеры прочно налепили ярлык расизма и шовинизма. Плохие результаты IQ-теста сегодня на Западе не могут служить основанием отказа в приеме на работу, даже если наниматься придет полный идиот. Во многих странах при приеме на работу тесты проводить вообще запрещено. Не учитываются они и при приеме в университеты и колледжи. Напротив, часто преимущество при поступлении дается глупым, а не умным. Это значит, что вместо естественного отбора на лучших западные либерал-социалисты включили в обществе противоестественный отбор на худших. Отбор не на выживание, а на вымирание .

И вот результат… В неполиткорректном 1973 году, всего через пять лет после убийства знаменитого борца за права негров Мартина Лютера Кинга, зарплата белых и черных выпускников колледжа практически не различалась – белые выпускники получали лишь на 3,7 % больше. А вот в насквозь пропитанном политкорректностью 1989 году, когда за дискриминацию в полпинка можно было угодить под суд, зарплата белых выпускников превысила зарплату черных аж на 15,5 %! Отчего же это черным, несмотря на все преференции, так и не удается зарабатывать хотя бы вровень с белыми, отчего их доходы падают?.. А как раз из-за преференций! Потому что навыпускали дерьмовых специалистов, принятых в колледж только за цвет кожи .

Работодатели знают цену таким специалистам и не хотят им платить .

Следующий шаг со стороны либерал-маниловых – обуздать рынок, сделать его плановым и направлять специалистов на работу по разнарядке – например, по месту прописки… Глава 2 «Гомо» – значит «человек» .

А «секс» – это секс Итак, интеллект по большей части зависит от генов .

А что еще зависит от них? И не бесполезна ли наша

– умных людей – борьба с дураками за их поумнение, если дураки – стихийное порождение человеческой природы?

Доктор биологических наук и автор ряда работ об эволюции и эволюционной психологии Александр Марков считает, что наш характер, вкусовые пристрастия, доброта или злость, религиозность, чувство эмпатии, супружеская верность и крепость супружеских уз, интеллект и даже политические взгляды зависят от заложенного в нас набора генов .

Скажем, супружеская верность зависит от генов, отвечающих за чувствительность мозга к вазопрессину – одному из гормонов. Оказалось, что наличие у мужчины одного из вариантов определенного гена в генетическом наборе делает его плохим семьянином, более склонным к изменам, менее склонным к созданию прочных отношений, менее добрым и уживчивым .

Однако человек – существо сложное. Поэтому на доброту и отзывчивость влияет не только вазопрессин, но и окситоцин, например. Показано, что назальное (закапыванием через нос) введение этого гормона повышает щедрость, благодарность и доверчивость. Но ведь производство в организме окситоцина и чувствительность к нему определяются строением самого организма, то есть генами!

И действительно, израильскими учеными после проведения серии остроумных экспериментов, в которых испытуемым предлагали делиться шекелями, было доказано, что именно аллели гена OXTR отвечают за склонность особи делиться ресурсами и всячески проявлять бескорыстность. А этот ген как раз и «командует» окситоциновыми рецепторами. Те люди, у которых отдельные участки гена OXTR имеют слегка иную конструкцию, чем у остальных, более склонны делиться с сородичами .

Наши характеры и судьбы формируют порой малюсенькие повороты молекул… Но если с подобными примерами обычному человеку согласиться достаточно просто, то заявление о влиянии генов на политические пристрастия уже вызывает сильное недоверие. Ведь отношение к политике – это сложная система взглядов на мироустройство! Как его может определять один ген или даже комплекс генов?

Один ген, конечно, не может, тут скептики правы .

Даже за доброту и альтруизм отвечает целый комплекс генов, включая вышеупомянутые «окситоционовые» и «вазопрессиновые» гены. То же самое и с политикой .

Почему одни люди патриоты, а другие космополиты? Почему одни ксенофобы, а другие открыты новому? Все наше реагирование на внешние сигналы зависит от устройства и функционирования нашего тела. А оно строится по завитым в спираль ДНК генетическим чертежам .

В 2004–2006 годах генетиками разных стран была обнаружена корреляция между, например, чувством брезгливости и патриотизмом, ксенофобией (страхом перед иностранцами) и боязнью заболеть. У консерваторов, не приемлющих ничего нового и склонных к неизменности поведения («отцы наши и деды без энтих штуковин жили, и мы небось проживем»), оказалось повышенным чувство страха, которое регулируется так называемыми миндалевидными телами, расположенными в подкорковой части мозга. Они у консерваторов более развиты, чем у либералов. Миндалевидные тела – древняя лимбическая система в структуре мозга, связанная не только со страхом, но и с агрессией .

Зато у либералов, то есть людей, стремящихся к новому, наблюдаются повышенное любопытство, озорство. А еще у них более развитая передняя поясная кора мозга, отвечающая за эмпатическое восприятие чужой боли. Я, например, либерал, и мне чужая боль не безразлична… А патриоты и консерваторы готовы гнать людей на бойню просто ради идей, сидящих в их головах .

Эксперименты с чувством страха, проведенные в США, показали жесткую взаимосвязь между пугливостью человека и его воззрениями на мир. В общем-то, зависимость политических взглядов от работы метаболической кухни организма должна быть понятна любому грамотному человеку без объяснений. Ведь политические взгляды как способ мировосприятия зависят от характера и внутренних предрасположенностей человека. А те, в свою очередь, – от функционирования желез внутренней секреции, гормонального фона и тысяч других внутрителесных проявлений, задаваемых индивидуальными особенностями в конструкции тела, то есть генами .

Генетики выяснили, что наличие аллели 7R у гена DRD4 с высокой вероятностью делает человека либералом, если сочетается с неизвестным пока науке геном, отвечающим за общительность. Взгляды такого человека на жизнь шире, чем у людей с другой комбинацией генов. Разумеется, аллель 7R сама по себе не есть «ген либерализма», она лишь определяет некоторые поведенческие особенности субъекта – слегка повышенную склонность к риску и поиску нового, любопытство, что на уровне политических воззрений имеет, как правило, либеральное воплощение

– при наличии «гена общительности» .

Так что свою доброту и принадлежность к либеральным взглядам вы, мой читатель, получили по наследству – от мамы или от папы. Так сказать, потомственный член партии .

Сейчас пока не ясно, каков «весовой коэффициент» в формировании политической платформы у разных генов и их сочетаний, с одной стороны, и воспитания – с другой, поскольку мешанина генов и свойств в человеке колоссальна, и при пограничных предрасположенностях воспитание может сыграть решающую роль. Кроме того, воззрения человека могут дрейфовать (позже мы это увидим на живом примере американских неоконсерваторов, которые когда-то были троцкистами) .

Работы по выяснению вклада воспитания и генов в политические пристрастия продолжаются. Так что, как остроумно заметил однажды упомянутый выше Александр Марков, возможно, вскоре политиков будут больше интересовать не столько предвыборные технологии, сколько результаты генетических исследований электората. Которые и будут с высокой точностью предсказывать результаты выборов. И, видимо, приведут к реструктурированию предвыборных технологий и лозунгов .

И вот тут самое время для вас задать мне вопрос: а как политические воззрения связаны с интеллектом, которому главным образом посвящена книга? Правильный вопрос вы задаете, товарищи! В самую, как говорится, точку. Берусь доказать, что либералы умнее консерваторов, их IQ выше .

Я в своих книгах иногда останавливался на гомофобии нашего общества, перманентных запретах в Москве и других городах гей-парадов и появлению в стране диковатых законов «О запрете пропаганды гомосексуализма». И меня, наверное, многие читатели в душе упрекают: зачем в книгах о цивилизации уделять время такой мелочи и ерунде, как гомосексуализм? Не соглашусь с упреками. Потому что отношение к гомосексуалистам – лакмусовая бумажка не только человека, но и общества. По ней сразу видно, с кем вы имеете дело – с дураком или с умным, с обществом более интеллектуальным или менее .

Я всегда знал, что люди, более терпимые к «инаковости», гораздо умнее, чем люди нетерпимые и зашоренные. Теперь же получил этому наиболее убедительное доказательство .

Живет в США наш бывший соотечественник по имени Александр Киреев. Он – географ. Но географ необычный. Его специальность – электоральная география. То есть выяснение, где какие люди живут и чем они друг от друга отличаются в своих политических и прочих предпочтениях. Поскольку в США реальная демократия и весьма конкурентная среда, там чрезвычайно развиты разного рода опросные службы, которые делают тысячи самых разных замеров американского народного тела, производя при этом горы цифр, свидетельствующих о предпочтениях американцев. Разгребая эту великую кучу, можно нарыть немало интересных жемчужных зерен. Вот Киреев и нарыл .

Он провел сопоставление IQ, вычисленного по быстрому тесту, с терпимостью по отношению к одной из самых ярких и вызывающих аномалий – гомосексуальным отношениям. И выяснил, что зависимость между толерантностью и умом прямо пропорциональная. Иначе говоря, чем больше в человеке гомофобии, чем более отрицательное у него отношение к геям, тем он глупее .

Посмотрите сами на картинку. Что мы на ней видим? Мы видим, как плавное падение ума сопровождается ростом нетерпимости к лицам нетрадиционной сексуальной ориентации .

Взаимосвязь между интеллектом и толерантностью к гомосексуальности на основе данных GSS Проводимые в Америке референдумы о допустимости однополых браков эту картину раз за разом подтверждают: люди с высоким образованием голосуют за допустимость таких браков, с низким – против .

Богатые – за. Бедные – против. Город – за. Деревня

– против. Свободомыслящие – за. Религиозные фундаменталисты – против .

Тот факт, что свободомыслящие люди умнее консерваторов, подтверждают не только статистические выкладки, но и научные эксперименты. Мы помним, что политические пристрастия во многом определяются генетическим базисом. Как и интеллект. И вот в университете Нью-Йорка была проведена серия любопытных опытов по сопоставлению всего этого. Доктор Дэвид Амодайо сначала протестировал испытуемых на приверженность к политическим воззрениям (оценивалась по 11-балльной шкале степень либерализма/консерватизма). После этой мировоззренческой сортировки испытуемых попросили пройти тест на быстроту реакции с учетом безошибочности (нужно было, увидев буквы «M» или «W», нажать правую или левую кнопку) .

Простое задание? Но буквы мелькали очень быстро, времени на раздумья было мало, а ошибок соответственно много. Их делали и «либералы» и «консерваторы». Вот только в их поведении обнаружилась разница. Линия поведения либералов оказалась умнее, чем у консерваторов. Консерваторы в моменты сомнений думали меньше и просто действовали «по проверенному шаблону» – нажимали ту же букву, что раньше. А либералы оказались более склонны к размышлениям и критической оценке – они не торопились и предпочитали потерять время на обдумывание, то есть принять взвешенное (более точное) решение, а не полагались на прежний опыт .

Снятые и обработанные энцефалограммы подтвердили, что у либералов в моменты раздумий активнее работает та область мозга, которая отвечает за критическое мышление и помогает взламывать шаблоны и стереотипы. Собственно говоря, этот результат можно было бы предсказать и без эксперимента, теоретически: ура-патриот нетерпим, узколоб, мало восприимчив ко всему новому и старается жить старыми наработками; в культурном измерении – Традицией. Но всегда приятно, когда эксперимент подтверждает теоретические предсказания!

Не менее интересный эксперимент был проведен американскими учеными из института медицины Virginia Tech Carilion. Исследовательским коллективом руководил Рид Монтегю – директор лаборатории нейровизуализации. Используя новомодную магнитно-резонансную томографию (МРТ) для исследования головного мозга, он и его команда старались выяснить, как мозг человека обрабатывает информацию в индивидуальном порядке (в одиночестве) и в присутствии коллектива. И выяснилось, что в присутствии других людей человек глупеет! То есть влияние чужих мнений оказывает негативный характер на самостоятельность мышления. Ну, про то, что в толпе человек тупеет, мои читатели знали еще до опубликования результатов доктора Монтегю – из моих книг .

Монтегю же просто применил новый метод – МРТ – для визуализации эффекта .

Опыт проходил так. Сначала подобрали людей с примерно одинаковым IQ, разбили их на несколько групп и заставили решать умственные задачки. При этом чем большим коллективистом (читай, социалистом) был человек, тем большее падение интеллекта он демонстрировал в группе. Кроме того, женщины оказались подвластны коллективному отуплению в большей степени, чем мужчины. МРТ же продемонстрировало, какие участки мозга тормозят у коллективистов сильнее всего .

…Умные и глупые. Не они ли теперь стали двумя «антагонистическими классами»?

Глава 3 Кто такой Джон Глэд «Расистские теории, какова бы ни была их природа или обличье, должны быть объявлены вне закона. Их нечего обсуждать» .

Это сказано о знаменитой научной работе Дженсена, демонстрирующей межрасовые различия в интеллекте, которую ученый провел в шестидесятые годы .

Кто же автор приведенной цитаты? Быть может, красные пропагандисты из социалистического Советского Союза, гневно осудившие буржуазную лженауку, как ранее они осуждали генетику и кибернетику? Предположение небезосновательное, уж больно похоже на них по стилю. Но на самом деле это написал об исследованиях Дженсена левый американский либерал

Джозеф Наэм. Продолжим цитирование:

«В своей длинной, изобилующей статистическими выкладками и техническими подробностями статье Дженсен дал простой ответ на этот вопрос. Ответ с точки зрения расиста. Он утверждал, что IQ и школьную успеваемость негритянских детей можно повысить очень незначительно, потому что их врожденные умственные способности ниже, чем у белых детей… Он посвятил 78 страниц своей статьи “доказательствам” того, что интеллект на 80 % обусловлен наследственностью и на 20 % – влиянием окружающей среды» .

Такова логика левака: раз обнаружил статистически значимую разницу в параметрах IQ между белыми и черными, значит, расист!.. Как видите, мышление левых западных интеллектуалов ничем не отличается от мышления самых тупых и замшелых красных пропагандистов, сделанных из мореного советского дуба .

Почему так? Разве могут умные люди (не зря же их называют интеллектуалами!) реагировать, как глупые?

И в этом один из основных парадоксов нашего времени! Наука этот парадокс заметила .

Вернемся к тому же Кирееву. Он насобирал и привел любопытные данные, говорящие о том, что по некоторым вопросам интеллектуальная элита голосует «лучше», чем самая тупая часть населения, по другим – так же, как тупая, а вот по отдельным вопросам реакция интеллектуальной элиты Запада гораздо «глупее», чем здравое суждение простонародья. Какие же это вопросы?

Например, глупые люди меньше склонны думать о будущем и потому чаще поддерживают сентенции о том, что «жить надо сегодняшним днем» (только 11,7 % умных согласились с такой жизненной философией и 44,7 % глупых). Иными словами, прогностические способности людей с маленьким IQ ниже, чем у людей с высоким коэффициентом .

Умные люди по большей части в курсе научных изысканий и знают, что сексуальная ориентация определяется генами. Поэтому только 17 % умных согласны с утверждением, будто гомосексуализм – это личный выбор человека. Среди глупых же людей таковых набралось аж 49 %! Для глупых людей мнение о том, будто гомосексуализм – сознательный выбор, есть рационализация ненависти или форма самозащиты, ведь если признать, что гомосексуализм – природная предрасположенность, с которой ничего не поделаешь, то как тогда выступать против гомосексуалистов? Как тогда реализовать собственный консерватизм, выраженный в гомофобии? Нет уж! Будем считать это личным выбором и преследовать!. .

Умные люди более склонны соглашаться с тем, что «астрология – не наука» (84,6 % против 71,3 %). Они чаще выступают за аборты… Иными словами, там и тогда, где и когда надо думать о будущем, прогнозировать, делать выводы, противоречащие собственной животной нетерпимости, рулят умные .

Если вопрос несложен и в нем на равных участвуют разум и чувства, степень согласованности между умными и глупыми растет. Таков, например, вопрос об эвтаназии. Его, по данным Киреева, поддерживает практически одинаковое число умных и глупых (70,1 % и 71,4 %). Это значит, что в социальном смысле умные подтянули к своему миропониманию глупых, взломав их религиозные стереотипы в пользу здравого смысла и гуманизма. Это нормальный процесс. И это нам нужно запомнить: глупые поддаются перепрограммированию! Что естественно. Ведь как развивается мир? Сначала вершины науки и культуры берет очень небольшая часть человечества. Потом накопленные информационные ценности постепенно опускаются вниз, захватывая все более широкие слои. И неизбежно упрощаясь при этом. Происходит смысловая редукция. Идеи, которые поняты единицами наверху, внизу превращаются в разновидность веры. Кто понимает теорию относительности?

Немногие. Остальные в нее просто верят, потому что им сказали: это верно. Кто видел микробы? Мало кто .

Остальные в них верят под давлением авторитета науки .

Алмазная пыль рухнувшей Римской империи покрыла всю Европу. И Европа после крушения великой цивилизации начала подниматься уже не с нуля, а с некоторой подложечки. Потеряно было не все. Память о великом свете, который сиял над миром, осталась. Представления о римском праве остались. Римская культура в виде свитков, хранящихся в монастырях, осталась. Язык остался и превратился в язык науки .

Так и идет развитие цивилизации. Накопление небольшой частью людей – сброс на большую часть с неизбежной смысловой редукцией. C девальвацией сложности .

Сейчас, в эпоху очередной варваризации, когда на цивилизацию накатывают новые волны варваров из Третьего мира, а та уже не имеет сил сопротивляться, импотентно сдавая рубеж за рубежом, над миром снова поднимается тень Средневековья. Все процессы в современном мире ускорились, и потому, сколько продлится это новое Средневековье, никто не скажет точно – тыщу лет, как прежнее, или сто. Но наша задача – погибая, если это суждено, передать дикарям осколки сияния – обаяние современной цивилизации, которое неотразимо. Вот ведь ненавидят мусульмане западный развратный мир! А удержаться не могут, лезут и лезут в него, не желая жить в туземности своих кишлаков, стараясь прикоснуться телом к комфорту Запада, а в душе ненавидя разврат Запада .

А на самом Западе?.. На самом Западе есть вопросы, которые западные интеллектуалы решают уже хуже средней массы. Какие же это вопросы?

Это вопросы, связанные с идеологией. Например, с тезисом «положение негров в США улучшается» соглашается меньше умных людей (51,7 %), чем простых (64,5 %). Почему? Потому что простые что видят, то и говорят. Раньше они видели, как Солнце вращается вокруг Земли и прямо об этом заявляли. Потом их переучили. Теперь они видят, что положение негров реально улучшилось, и прямо говорят об этом. Переучить их еще не успели. А вот затуманенные неорелигией эгалитаризма и политкорректности мозги современных левых интеллектуалов не могут согласиться с реальностью, которая хуже придуманного ими идеала! И потому упрямо твердят: не улучшилось! В этом они напоминают просвещенных христиан, снисходительно смотрящих сверху вниз на полуязыческую народную толпу. Только им, просвещенным, ведома великая истина настоящей религии!

Те простые истины, которые видны простым людям простым невооруженным глазом и которые они не стесняются признавать, – что женщины и негры добиваются в жизни меньших высот, чем белые мужчины, из-за своих меньших же способностей, – интеллектуалы, исповедующие эгалитаризм, упорно признавать не хотят (разница в проценте согласных между умными и глупыми: 4,2 % против 12,9 % по неграм и 24 % против 37 % – по женщинам) .

Так что мало иметь хорошие мозги. Нужно еще, чтобы они не были поражены плесенью религии или псевдорелигии .

Задача цивилизации – проскочить в игольное ушко здравого смысла – между простонародно-глупыми и элитарно-умными, но при этом пораженными энтропийными идеями эгалитаризма. Людей нужного пошиба – неглупых и при этом достаточно жестких – не так уж много. Мелочь в сравнении с массивом простонародья! Но именно они – потенциал будущего, как когда-то потенциалом будущего стали мелкие теплокровные, совершенно незаметные на фоне царивших на планете огромных ящеров .

Вот только какие шансы у умных и безрелигиозных?

Не затопчут ли их тупые слонопотамы Традиции? Не заразят ли обезоруживающей импотентностью розовые либералы Постмодерна?

Есть такой американский фильм «Идиократия» .

Это комедия. Но рассказывает она о серьезной проблеме. Как видно из названия, фильм о мире, в котором правят идиоты. Смысловой фундамент, на котором строится действие ленты: у умных людей очень низкая рождаемость, а у дураков – крайне высокая .

Вывод: перспективы цивилизации печальны, ее затопчут идиоты .

Ситуация и вправду не радует. Согласно гэллаповскому опросу, проведенному в 2000 году (это был год выборов президента США), 34 % американцев не смогли назвать кандидатов в президенты! Причем среди лиц с низким IQ (то есть лиц со средним образованием и низким заработком) это число вырастало до 55 % .

Вот еще пара фактов: 56 % американцев не смогли без калькулятора отнять 37 и 55 из 100. А 25 % американцев не смогли изобразить цифрами число «триста пятьдесят шесть тысяч девяносто семь». И 21 % американцев не знают, что Земля вращается вокруг Солнца .

Совсем плохая ситуация среди молодежи. Среди людей в возрасте от 18 до 24 лет трое американцев из десяти не могут найти на карте Тихий океан .

Я даже боюсь представить, сколько из них решили бы приведенный мной в начале книги небольшой тест… Возможно, именно факт усиленного размножения тупых маргинальных слоев и послужил толчком для второго рождения евгеники. Как вы, наверное, знаете, евгеника – это людская селекция. Она возникла в конце XIX века и поставила своей целью улучшение человеческой породы. Однако, несмотря на то что евгеника преследовала вполне благородные цели, ее сначала взяли на вооружение злобные расисты, которые полагали некоторые расы более «правильными», потом подоспел Гитлер со своими страшными практиками, и на какое-то время интерес приличной публики к евгенике угас. Она стала считаться чем-то предосудительным, почти фашистским. Но через некоторое время, с появлением генной инженерии, этот интерес возник снова .

В Америке одним из пропагандистов возрожденной евгеники является профессор Мэрилендского университета Джон Глэд, которого «пугает мысль, что дисгеническая рождаемость, присущая современному обществу, создает популяцию с меньшими врожденными способностями, чем у предшествующей» .

Профессор отмечает, что идиократия, над которой смеется Голливуд, уже наступает: женщины более умные получают образование и делают карьеру, соответственно рожают позже, и у них остается физически меньше времени на производство умного потомства. Тогда как глупые бабы из низов выскакивают замуж рано, на аборты у них денег нет, работы нет, пособия есть, вот они и плодят в изобилии низкоинтеллектуальный продукт. Который потом оседает на маргинальном дне и питается социальными пособиями, требуя хлеба и зрелищ .

Начался этот процесс не вчера: «В 1979 году средний процент абортов среди женщин двадцати лет и старше был: 44,3 для тех, кто окончил среднюю школу, и лишь 3,2 для тех, кто имел меньше восьми лет школьного образования». Иными словами, жертвуя первыми детьми ради образования, умные женщины сокращали поголовье умных людей.

Впрочем, об абортах и их пользе для человечества мы еще поговорим, а пока дадим слово Глэду:

«…Согласно нью-йоркскому исследованию, женщины, относящиеся по умственному развитию к нижним пяти процентам, рожали первого ребенка на семь с лишним лет раньше, чем те, которые входят в высшие пять процентов. При этом у 20 % супружеских пар в США откладывание беременности оборачивается бездетностью» .

Джон Глэд обращает внимание на самоубийственное поведение цивилизации:

«…Необходимо задуматься над последствиями вознаграждения женщин с малым IQ – по принципу, чем больше они рожают, тем больше денег они получают, а также над последствиями для генофонда отказа им в оплаченных абортах». То есть социальные пособия стимулируют некачественную рождаемость, а платность абортов препятствует их доступности для маргиналок. Не в пример целесообразнее иная политика – пособия максимально сокращать, стимулируя самозанятость, а аборты, напротив, сделать для беднейших слоев бесплатными и поощряемыми .

С последним – проблема. Не только в пуританской Америке, но даже и у нас часто и довольно бездумно аборты называют социальным злом. Между тем реальность такова, что если вы желаете использовать понятийный аппарат, идущий от религии («добро», «зло»), то аборты логичнее было бы назвать социальным добром!

Это доказал в своей блестящей работе коллега Джона Глэда по науке Стивен Левитт – экономист и профессор Чикагского университета. Он занялся связью абортов с преступностью .

Преступность в США после Второй мировой войны неуклонно увеличивалась. И вскоре стала настоящим бедствием для страны. Причем, что самое печальное, быстрее всего росли тяжкие преступления. Обычно в числе правонарушений львиную долю составляет мелочевка, а в Штатах к 1990-м годам 80 % преступлений составляли тяжкие и особо тяжкие. Криминалисты, видя ужасающий тренд, строили прогнозы один другого страшнее. Однако в начале девяностых преступность вдруг перестала расти и начала снижаться .

Для всех это стало приятной, но все же абсолютной неожиданностью. А преступность меж тем, поражая экспертов, все падала и падала, достигнув едва ли не послевоенного уровня. И, что характерно, продолжает падать по сию пору .

Что же случилось? Куда вдруг делись преступники?

Почему их поголовье резко сократилось? Было выдвинуто около десятка разных версий, среди которых, правда, по идеологическим соображениям не значилась версия о росте вооруженности населения (для американских либералов это – табу), зато значилась выдвинутая левыми же либералами версия о том, что сыграли свою благостную роль законы о контроле над оружием .

Вообще-то оружие – не тема настоящей книги, но вкратце мне придется кое-что прояснить, раз уж речь зашла о падении преступности. Дело в том, что в первой половине девяностых годов президент Клинтон протащил через конгресс закон – Assault Weapons Ban, запрещающий торговлю так называемым «штурмовым оружием». Запрет был введен на волне истерии после нескольких массовых расстрелов. Запрету подлежали магазины емкостью более 10 патронов и полуавтоматическое оружие, то есть гражданские версии калашниковых, штурмовых винтовок М-16, израильских пистолетов-пулеметов «Узи»… Гражданские версии отличаются от военных тем, что в них ликвидирована возможность ведения огня очередями, поскольку это всегда было запрещено .

(Кстати, как только в прессе заговорили о введении закона, Америка кинулась в оружейные магазины и скупила огромное количество калашниковых и штурмовых винтовок. Аналогично реагировали американцы и в конце 2012 года, когда случилась еще пара расстрелов и пресса вновь загомонила о необходимости оружейных запретов. Тогда американцы вновь бросились в магазины сметать оружие и патроны, скупив запасы стволов, магазинов и боеприпасов на годы вперед! Вот вам еще один пример, когда масса реагирует адекватнее интеллектуалов.) Клинтоновский запрет был введен сроком всего на 10 лет, иначе конгресс не соглашался его пропустить .

Но поскольку криминалистические данные не подтвердили положительного влияния данной меры на преступность, через десять лет его продлевать не стали, несмотря на то что противники оружия кричали, будто огнестрельное оружие убивает каждый день 13 детей и вообще оно страшное и некрасивое. Позже выяснилось, что статистика леваков дутая, и они включили в нее «детей» в возрасте до… 24 лет! Если же взять официальную статистику ФБР, то можно увидеть, что детей гибнет вдесятеро меньше .

Между прочим та же ФБР-овская статистика показала, что пик применения преступниками огнестрельного оружия тоже пришелся на 1993 год – то есть на то самое загадочное время, когда преступность вдруг перестала расти и начала падать .

(Чтобы вы, не дай бог, не связали по ошибке клинтоновский запрет на полуавтоматическое оружие с уменьшением числа «огнестрельных» преступлений, скажу, что падение преступности продолжалось и после отмены запрета. Да запрет на «штурмовое» оружие и не мог снизить его преступного применения, поскольку законодательные запреты всегда касаются только законопослушных граждан, которые преступлений не совершают по определению. А преступники на запреты плюют и продолжают пользоваться нелегальным оружием.) Так что же случилось в начале девяностых? Почему вдруг кривая преступности поползла вниз, если это не было связано с оружием? Сыграло свою роль укрепление экономики? Изменение демографической картины? Рост численности полиции? Другие причины?

Самым тщательным образом изучая и отбрасывая версию за версией, Левитт в конце концов пришел к парадоксальному выводу: на столь резкое падение преступности повлияло… разрешение абортов в США в начале семидесятых! Смысл прост… Кого абортируют? Нежеланных детей. Тех, которые вырастают в нелюбви, нищете, в маргинальном слое, у матерей-одиночек, у пьющих, в неблагополучных семьях. Именно такие ненужные, недолюбленные дети и пополняли армию преступников. Но после разрешения абортов в разных штатах матери перестали «через силу рожать» этих ублюдков – будущих насильников, грабителей, убийц, членов молодежных банд, наркоманов. И примерно через двадцать лет – аккурат к девяностым годам – преступный мир постигла демографическая яма .

Самым приятным в падении преступности было резкое сокращение числа убийств. Так что если вы хотите добра нации, сделайте аборты простыми, доступными и бесплатными для маргиналов. И вовсю пропагандируйте их в «придонных» слоях общества как легкое и доступное средство контрацепции .

Кстати, еще одним фактором снижения преступности стал некоторый отход законодательной и судебной систем от политкорректности. Раньше, в эпоху бурного роста преступности и одновременного роста политкорректности, правоохранительная машина была чересчур гуманной к преступникам из опасения обвинений в расизме, поскольку огромное число преступлений совершалось черными и латиносами. Добрые белые люди их журили, давали маленькие сроки… В таких условиях чего ж не быть преступником?

И лишь ужесточение наказаний, в том числе увеличение сроков за рецидивные преступления, сыграло свою положительную роль. Поэтому когда я в 2000 году побывал в тюрьме на Аляске, то увидел там одних индейцев (алеутов), белых было всего пара человек .

«Угнетенных» перестали стесняться сажать .

Считается, что треть общего спада преступности обеспечили именно эти меры. Небольшую роль сыграло также увеличение на руках у граждан легального оружия. А все остальное сделало разрешение абортов, которые – в контексте нашей книги – чрезвычайно полезны, ибо повышают средний интеллект нации, выбивая малоумных маргиналов .

История абортов в США вообще весьма замысловата. Когда-то давно, при заселении материка и формировании государства, их спокойно делали, потому что была вольница, а в XIX веке стали запрещать, потому что пришло государство со своими заморочками. И к началу ХХ века аборты уже были запрещены во всех штатах. Столь печальная ситуация длилась примерно до 1960-х годов. Дыхание Нового времени отогрело и заторможенные США. Сначала несколько штатов разрешили аборты по медицинским показаниям и после изнасилований, а через десять лет в десятке штатов аборты стали легальными уже просто по желанию. Затем, в 1973 году, случился знаменитый процесс Рои против Уэйда (по которому в 1989 году даже был снят фильм). В ходе этого суда техасская женщина добилась отмены запрета на аборт. Процесс спустил лавину, и аборты были легализованы по всей стране. Легализация тут же сбросила цену на аборты с 500 долларов до 100, сделав их более доступными для потребителей .

Американские женщины оценили эту свободу: число абортов уже в первые годы вольницы достигло 1 на 4 рождения, а к началу восьмидесятых приблизилось к отметке 1:2,25. Естественно, аборты в первую очередь делали малолетки, девушки из бедных слоев населения, малообразованные, бесперспективные, залетевшие и брошенные… Миллионы нежеланных детей не были рождены, не были нелюбимы, не стали тягостью, не влились через 15–20 лет в преступный мир .

Разумеется, после того как Левитт заявил, что аборты снижают преступность, его завалили гневными письмами клерикальные ортодоксы, противники абортов и прочие моралисты. Они твердили, что такого быть не может, ибо аборты – это зло, а зло не может приводить к добру!.. Логика, как видите, железная .

Но с выводами Левитта не на эмоциональном, а на научном уровне спорить было невозможно. Он показал, что в тех штатах, где аборты были разрешены на несколько лет раньше остальных, – Нью-Йорк, Калифорния, Вашингтон, Аляска, Гавайи – и уровень преступности начал падать на те же несколько лет раньше! Больше того, прослеживалась строгая корреляция между числом абортов, сделанных в данном штате, с падением в нем преступности. Много абортов – больше падение, мало абортов – меньше падение. В Нью-Йорке был самый высокий процент абортов и соответственно самое высокое падение преступности – на треть .

В русскоязычном Интернете (и американской демократической прессе) получила большую популярность «теория разбитых стекол», которая объясняла падение преступности в Большом Яблоке так: полиция Нью-Йорка при новом мэре Джулиани стала больше обращать внимание на мелкие правонарушения, поэтому тяжелые чудесным образом снизились сами по себе. Однако реальность состояла в том, что в городе просто-напросто снизилась демографическая база преступности – преступники были абортированы в начале семидесятых. Элегантное решение!

Левитт кидал на стол козырь за козырем и лупил по вытянувшимся мордам гуманных демократов и религиозных консерваторов одной мокрой тряпкой за другой. Он показал, что от начала семидесятых до начала девяностых никакой корреляции между абортами и преступностью не наблюдалось, потому что молодежь, родившаяся в начале семидесятых, до начала девяностых еще не подросла, чтобы пополнить преступный мир. А как подросла – тут и стала наблюдаться корреляция между числом абортов в штате и падением преступности. Далее. В штатах, где было много абортов, снижение преступности наблюдалось именно среди молодежи, а не «старичков». И это говорило о том, что молодое пополнение не пришло. Наконец, исследования, проведенные в Австралии и Канаде, также показали связь между числом абортов и уровнем преступности с лагом в 15–20 лет .

Механизм снижения преступности был двояким – так сказать, близкодействующим и дальнодействующим. Неродившиеся мальчики-маргиналы не пополнили ряды уличных банд (близкое действие), а неродившиеся девочки-маргиналки не стали потом матерями-одиночками, повторив судьбу своих мамаш (в «придонных» слоях общества дочери матерей-малолеток тоже, как правило, становятся малолетними мамашами-одиночками). А раз они не стали матерями-одиночками, через поколение не были воспроизведены очередные уголовники – вот вам дальнее действие, через поколение .

Любопытный факт в ту же копилку: средний IQ у молодых матерей, которые родили ребенка вне брака, на 10 пунктов ниже, чем у замужних матерей .

И еще подкину фактологический сувенир в абортивную кладовую Левитта: европейские ученые установили, что не только тупость (и вытекающая из нее бедность) передаются генетически, но и склонность к совершению преступлений – через наследуемые признаки типа агрессивности и импульсивности в сочетании с низким IQ, неспособностью контролировать себя и прогнозировать последствия своих действий. Серия исследований, проведенных в восьмидесятые годы в датских судебных архивах, продемонстрировала эту зависимость количественно. Изучив дела усыновленных нарушителей закона с 1924 по 1947 год, ученые подсчитали, что уровень преступности среди усыновленных детей составлял 2,9 %, если их биологические родители никогда не совершали преступлений. Но если хотя бы один из биологических родителей совершал преступления, это число сразу возрастало до 6,7 %. А если преступниками были оба биологических родителя, уровень преступности в среде усыновленных подскакивал уже до 12,1 %… Почему изучали именно преступность усыновленных детей, понятно – чтобы исключить фактор влияния среды и выделить значимость именно биологического фактора .

Вывод? «В целом полученные данные ясно свидетельствуют о наследуемой склонности к криминальному поведению… Наследственность может детерминировать тот личностный порог, за которым начинается активация специфических нейрогуморальных реакций, связанных с агрессивным поведением». То есть трижды прав был профессор Левитт, на основании работ которого мы делаем вывод о благостной роли абортов в среде маргинальной публики .

В общем, Левитт молодец. И мы на добром слове покидаем Стивена и возвращаемся к его коллеге Джону Глэду, а то он уже заждался… Джон Глэд, напомню, если вы вдруг на секунду забыли, современный евгеник, то есть человек, обращающий внимание общественности на плачевное положение, складывающееся с человеческим генофондом. А также на то, что маргинальные и глупые (с низким IQ) слои населения размножаются не в пример активнее приличных и умных людей. Более того, они почти и не смешиваются. История Золушки, вдруг выскочившей замуж за принца, – редкая сказка для бульварной прессы. Да и Золушка-то, выскочившая за принца, каждый раз на поверку оказывается вовсе не девчонкой из трейлера, что работает в местной забегаловке официанткой и считает доллары до получки, а вполне социализированной девушкой, как правило, из приличной семьи. Даже классический пример

– знаменитая Диана, выскочившая замуж за английского принца и представляемая прессой как «народная принцесса», на самом деле родилась в графской семье Спенсеров и является дальней родственницей Уинстона Черчилля. Больше того, в ее жилах текла толика королевской крови .

Последний наследный принц Европы – герцог Люксембургский Гийом – тоже не так давно женился на «простушке»: его жена, дочь американского миллионера, закончила колледж и пишет докторскую диссертацию… Я, честно говоря, не очень слежу за похождениями евроаристократов, но единственное известное мне исключение из этого правила – когда наследный принц женился не на приличной девушке, а на матери-одиночке, да к тому же еще и бывшей наркоманке – приключилось в Норвегии. Но про норвежцев мы еще поговорим, и вы перестанете удивляться, что данный факт произошел именно в Норвегии, которая встала на путь энтропийно-эгалитарной нивелировки… Словом, исключения бывают, но, в общем, правило остается правилом: миллионеры редко ищут жену на помойке. Обычно судьба подбрасывает им вариант из своего круга. В результате порой возникает ощущение, что наш вид раздваивается на элоев и морлоков – умных и добрых, с одной стороны, и бедных, но злобных – с другой. Когда-то аристократия не скрещивалась с простонародьем. Потом ситуация размазалась буржуазными революциями. А теперь вот, похоже, возникла новая аристократия – интеллектуальная и финансовая, противостоящая маргинальным слоям, требующим хлеба и зрелищ. Вам так не кажется?

Сложно сейчас сказать, по какому пути пойдет человечество – разделения на два вида или по «норвежскому пути». Однако читатели, внимательно следящие за моим скромным творчеством, из книги «Формула бессмертия» со слов ее героя, эволюциониста Сергея Савельева, знают о том, что последние несколько тысяч лет мозг homo sapiens уменьшается, а это – весьма тревожный признак .

Данные Савельева подтверждает и генетик из Стэнфорда Джералд Крабтри. По его мнению, человечество было на своем интеллектуальном пике примерно 2–6 тысяч лет назад, и с той поры наш IQ постепенно снижается. Падение началось с введением сельского хозяйства, когда люди стали жить скученно. Влияние коллективизации? Сытости? Повышения безопасности жизни?.. Правда, снижение интеллекта с лихвой компенсировалось уплотнением информационных потоков из-за скученности и изобретением письменности, которая позволила накапливать полученные знания. Тем не менее сам факт снижения персональных интеллектов печалит. Особенно учитывая общее ухудшение здоровья из-за генетического вырождения человечества, о котором нам тоже придется поговорить подробнее. А что делать? О многих неприятных вещах нам придется поговорить, поскольку в этой книге решается будущее человечества!. .

Джон Глэд в этой связи утверждает то же самое, что неустанно повторяю я: наш вид от весьма скорого исчезновения спасет только генная инженерия .

Кстати, возможно, именно она и углубит едва наметившуюся трещинку между ньюаристократией и социальным плебсом – элоями и морлоками. Как углубит?

Да очень просто… Это раньше, в романах Диккенса, социальное дно было нищетой в ее классическом понимании – грязь, заплатки, недостаток еды, нужда в элементарном, жизнь в картонной коробке или продуваемой всеми ветрами халупе с клопами. Сейчас в развитых странах стандарт бедности совсем иной. Такую жизнь герои Диккенса назвали бы завидной! Голода нет! Еды полно, волшебная машина под названием «телевизор» дает развлечения, на кухне стоит не менее волшебная машинка, подогревающая еду. Повозка, движущаяся без лошади возле дома. Социальное жилье бесплатно дают. Да еще деньги платят за то, что ты не работаешь, – пособие называется. Чем не жизнь?

На что они еще жалуются? Их даже не бьют!

Конечно, те, кто работает и относится к среднему классу, живут получше, чем сидящие на социале. И район поприличнее, и машина новая, и дом побольше, и телевизор покрупнее, да не один. Да и вещи купить просто: ни кухонный комбайн, ни компьютер, ни холодильник, ни кондиционер, ни одежда, ни еда никаких проблем в приобретении не доставляют в силу дешевизны. Есть только два массовых товара, которые по-настоящему дороги – автомобили и дома. Их почти все покупают в кредит и потом годами расплачиваются. В случае с недвижимостью – даже десятилетиями .

Но и эта проблема, возможно, будет решена, и данный тип товаров сдвинется в сторону холодильников и прочего, резко подешевев. Почему нет? Когда-то ведь и сапоги стоили дорого, крестьяне носили их за спиной на палке, чтобы не стаптывать, и, только завидев впереди город, надевали… Но что же придет на смену очень дорогим товарам, ведь надо же как-то привязать людей к работе на годы и десятилетия?

Генная инженерия, например .

Если вы в гипотетическом будущем хотите завести ребенка и при этом обитаете в социальном жилье на пособия или просто очень мало зарабатываете, ваше будущее чадо совершенно бесплатно избавят от всех наследственных болезней, которыми вы можете его наградить. Просто чтобы в дальнейшем не нагружать социальную систему уходом за дефективным, что выйдет дороже. Почистят, так сказать, набор генов. Может быть, даже дадут выбрать пол. А вот все остальное – уже за деньги .

Хотите убрать у своего будущего ребенка склонность к ожирению, раку, гипертонии? Доплатите .

Хотите убрать уже не болезненные склонности, а «косметические», например, склонность к облысению или плохим зубам? Это стоит еще дороже .

А далее уже цена за желаемые качества – по возрастающей. Любой каприз за ваши деньги! Хотите умного? Высокого? Голубоглазого? Белокурого? С тонким слухом? С расширенным диапазоном обоняния, зрения и слуха? Чтобы имел лимфатическое сердце?

Чтобы обладал ультразвуковой локацией? Возможностью регенерации утраченных органов? С удвоенной продолжительностью жизни? Склонного к математике? Какой уровень IQ предпочитаете? Более 180 единиц?.. Это все очень дорого. Но вы можете взять кредит на 50 лет. Не беспокойтесь, продолжит расплачиваться уже ваш сын, когда найдет престижную работу

– с такими-то данными!. .

И вот уже человечество, запустившее подобного рода селекцию, быстро разделилось на два подвида

– очень качественных «деланных» людей и обычных, которые в сравнении с породистыми выглядят весьма бледно, глупо и болезненно. Как вы думаете, захотят они между собой скрещиваться и вообще иметь дело?

Вы приглашаете к себе в гости собак?

Вот такая фантастическая картинка будущего возникла у меня в голове. И не только у меня. Тот же Глэд замечает: «…Универсальное образование в сочетании с тенденцией к спариванию внутри своего интеллектуального класса создают все большее и большее генетическое расслоение на генетические классы, да еще с наложением богатства и власти» .

Впрочем, нарисованное мною выше живописное полотно – пока фантастика, не имеющая отношения к нашей сегодняшней реальности. Будет так или иначе и какие новые социальные и научные проблемы вызовет переход к генетической трансформации человечества, сейчас сказать сложно.

Зато ясно одно:

сам этот переход неизбежен, если мы хотим выжить как вид .

Но что мешает развивать генные технологии применительно к человеку? Традиция и ее охранители!

Газета «Нью-Йорк Таймс» целиком права: «Сопротивление репродуктивному клонированию в конгрессе – всеобщее, и если какой-нибудь сенатор или конгрессмен втайне разделяет более мягкий взгляд на эту технологию, шанс, что он или она выразит такое мнение публично, равен нулю. Конгресс решил объявить преступным репродуктивное клонирование, хотя единодушие конгресса в научных и гуманитарных кругах разделяется не всеми». Почему же тогда они все равно голосуют против? А чтобы «набрать политические очки среди религиозных консерваторов и активистов движения против абортов» .

Любопытно, что не только религиозные консерваторы, но и левые либералы, которые, в отличие от консерваторов, выступают за прогресс и аборты, тоже самым парадоксальным образом толкают человечество в сторону генетической деградации! Да, защищаемые ими аборты действительно способствуют снижению воспроизводства генетического мусора в маргинальной среде. Но вот перегуманизированность крайних левых, их абсурдная защита прав нерожденных инвалидов ведет нас к пропасти. Левые изо всех сил противодействуют позитивной евгенике! В США, например, общественные организации инвалидов требуют, чтобы инвалидов стало как можно больше. И это не шутка. Данные организации заявляют, что сепарация в пробирке хороших и плохих генов есть ущемление прав нерожденных (от дурных генов) инвалидов! Что ставит под сомнение ценность жизни уже живущих инвалидов. Им как бы говорят, будто они – неполноценные .

Ну, вообще-то, так и есть, – неполноценные. Но в современном политкорректном пространстве нельзя называть вещи своими именами – из опасения кого-то нежного ранить .

Глэд приводит вопиющее по своему античеловеческому маразму воззвание указанных защитников инвалидских прав:

«Главная тема в обсуждении евгеники заключается в том, что кто-то решает на основе открыто заявленных или негласных критериев, какие характеристики имеют право на существование, а какие – нет… Есть ли рациональный способ сделать различия между болезнью Тея-Сакса, бета-талассемией (болезнь крови), серповидной клеточной анемией, болезнью Альцгеймера, фенилкетонурией, неправильной сексуальной ориентацией (если когда-нибудь отыщется способ предсказывать ее), душевными заболеваниями, кистозным фиброзом, церебральным параличом, расщепленным позвоночником, ахондроплазией (недоразвитостью роста), гемофилией, синдромом Дауна, сердечно-сосудистым заболеванием, остеопорозом и ожирением?.. Идет война характеристик, которая исключит многие свойства из движения за права человека и из равноправия. Этому должен быть положен конец» .

Вот так. Дискриминации нерожденных инвалидов должен быть положен конец! Пусть расцветают сто цветов! Пусть вырождение правит бал!

Обо всем этом необходимо поговорить подробнее, и мы сейчас поговорим – и о политкорректных заскоках высоколобых интеллектуалов, и о низкоинтеллектуальной узколобой публике, которая мешает выживанию цивилизации ничуть не меньше. Начнем в хронологическом порядке – с застарелых болезней цивилизации .

Часть II Бог как реальность «Прощайте глупых?..» Черта с два!

Убейте глупых – вот дорога!

Сейчас их рядом только два, А не убьешь – их будет много .

Они нахлынут всей толпой, Задушат мысль во имя бога .

Страшны дремучей темнотой, Хотя и выглядят убого .

И поп окрестит дурака, И чернь с пустою головой Пойдет намоленной тропой Обратно в Средние века .

Иван Вольский

То, что сгнило, должно быть ампутировано. В противном случае гангрена поразит весь организм. А организм жалко, он хороший. Он еще нам послужит! Тем паче, что он – это и есть мы. Речь, по сути, идет о самоспасении. Поэтому приговор неумолим и однозначен: резать! И быстро. Чем дольше тянем, тем опаснее становится положение. Конечно, может случиться и так, что дурное отсохнет и само отвалится. Но для этого организм должен быть крепок. А крепка ли наша цивилизация? Была бы крепка, не болела бы. Так что помощь эскулапа или, по крайней мере, хорошего диагноста – например, в моем лице – просто необходима. А вот знахарей, сующих в рот пациенту толченых лягушек, лучше гнать поганой метлой, иначе постель больного станет его смертным одром .

Впрочем, довольно иносказаний! Скажем ясно и прямо: черная гниль организованной религии может убить цивилизацию. Она бы, конечно, могла отсохнуть и отвалиться сама. Честно говоря, экономически здоровый, растущий и развивающийся организм цивилизации сам отторгает устаревшие мировоззренческие мифологемы, де-факто становясь научно-атеистическим .

Но когда солнце экономики начинает садиться, из мглы экономических сумерек постепенно выползают черти оккультизма, магизма, потусторонщины. Так закат римской империи ознаменовался ростом популярности и катастрофическим распространением по всей ее территории учения одной из самых агрессивных, фанатичных и деструктивных сект, существовавших на тот момент. Ее адепты поклонялись мертвому окровавленному телу, засушивали в качестве памятных реликвий кусочки человеческих трупов, а также сохранили в своих ритуалах каннибальские пережитки более ранних религий – они делали вид, будто едят плоть и пьют кровь казненного человека, которого считали своим богом. Причем, что интересно, в лучших традициях мазохизма сектанты радовались, когда их терзали и казнили, подобно их казненному богу, а придя к власти, в лучших традициях садизма сами были не прочь разгромить какую-нибудь чужую святыню или растерзать ученого, как убили в Александрии Ипатию на заре христианства, как позже жгли Бруно и тысячи других людей во славу своего наикротчайшего бога .

И сейчас в преддверии планетарного кризиса мы с вами наблюдаем то же самое. Из темных щелей повылезло всякого разного – черносотенцы, погромщики, мракобесы… А что самое трагичное, процессу раздувания этого религиозного пожара способствуют российские власти. И это больше, чем преступление, это ошибка, как сказал не помню кто, не помню по какому поводу. Ибо любое акцентирование, любое раздувание внимания со стороны государственной пропагандистской машины к вопросам религии в современном обществе чрезвычайно опасно и приводит к автоматическому росту не только покорного, «хорошего»

и «мирного» в религии, на что рассчитывают власти, но и радикального, фундаменталистского, ксенофобского, агрессивного, беспощадного. Уж такова природа любой идеологии, претендующей на Истину .

Я истиной не торгую. Я честный человек. Я не продаю пустые фантики. Мой товар лежит на витрине, и вы можете его потрогать, попробовать, оценить, примерить – подходит ли под вас крой .

Давайте померяем… Глава 1 С чем мы имеем дело, или Бог и наука «Религия – очень важная вещь. У нее масса достоинств! Она утешает, позволяет утолить в человеке чувство экзистенциального, ограждает от совершения дурных поступков… И она вполне совместима с современностью. Даже многие ученые верят в бога!

Вот только церковь как институт нужно убрать, оставив религию чисто для личного употребления», – так говорят интеллигентные продвинутые люди, но желающие тем не менее спасти споры той плесени, которая поразила социальный организм .

Зачем?

Чтобы эти споры блуждали по кровяному руслу в неактивном виде, дожидаясь очередной просадки иммунитета? Чтобы искры тлели под серым одеялом пепла?

Однако я таких людей понимаю. Корни их тяги к экзистенциальности лежат в нашей животности. В страхе зверя перед неведомым. В боязни смерти, то есть инстинкте самосохранения, который склонен в критических ситуациях, как утопающий, хвататься за любую соломинку .

– Не было ни одной человеческой общности в истории человечества, которая обходилась бы без религии! Это не зря! Это о чем-то говорит!

Не было, действительно. Как не было ни одной общности, умеющей летать. Но в последнюю сотню лет мы летать научились. И теперь ежеминутно в атмосфере нашей планеты находятся около десяти тысяч самолетов .

Я вам сейчас буквально в двух словах преподам краткий курс религии, и вы поймете и ее генезис, и ее опасность… Религия, то есть предположение о том, будто весь мир устроен «разумно», возникла совершенно естественно, иначе и быть не могло. А какой еще взгляд на окружающий мир, кроме антропоморфного, могло родить антропное сознание? Представьте себе первые проблески интеллекта у животного существа, познающего мир. Почему дует ветер? Почему камень падает? Почему сверкает молния? Существо пытается найти ответы. Ему мало простой констатации – дует ветер. Ему нужна причина. А единственный прибор познания мира – он сам. И рассуждения идут в естественном русле индукции: почему я поднимаю руку или ем мясо? Да потому, что я так хочу! Почему мой соплеменник отбил у меня самку? Он ее захотел, и у него больше сил, чем у меня! Наверное, и ветер дует, потому что он так хочет, у ветра много силы… Действие всегда исходит от желания – вот главный вывод примитивного познания .

Приписывание миру своих свойств естественно. И оно неизбежно приводит к магическому, проторелигиозному воззрению на мир – порождает духов, богов и боженят, то есть неких разумных, хотящих чего-то, стремящихся к чему-то сущностей. Если мое человеческое тело имеет разум и желания, почему разумом и желаниями не могут обладать тело дерева или упругий ветер? Они ведь тоже как-то движутся, значит, к чему-то стремятся… По мере роста культуры на это первичное понимание разумности как причины движения намоталась целая шуба мифологии в виде действующих античных богов с их коммунальными разборками и приключениями. Затем в стае богов нашелся главный, что тоже было естественно. И надо отметить, что нашелся он еще до эпохи монотеизма, да и сама граница между единобожием и многобожием весьма условна .

У язычников ведь тоже есть главный бог в виде Юпитера или Зевса, а у монотеистов – куча ангелов и святых, каждый из которых отвечает за свой фронт работ. Считается, что монотеизм «прогрессивнее», но по сути он порой от язычества почти не отличается. Какой-то христианский святой хорошо от бесплодия помогает, а другой покровительствует морякам, как древний морской бог Посейдон. На православных сайтах верующие всерьез обсуждают, какому святому лучше молиться для достижения той или иной цели .

И батюшки дают им ответы:

«Святитель Спиридон Тримифунтский – святой, которому можно и нужно молиться в случае нужды, для решения квартирного вопроса, для улучшения материального благополучия. Помогая людям решать материальные проблемы при жизни, Спиридон Тримифунтский и сейчас помогает найти работу, решать юридические вопросы, касающиеся денежных дел, недвижимости, и многое другое..»;

«Святой праведный Иоанн Кронштадтский является одним из самых почитаемых чудотворцев Русской земли. Молитвою отца Иоанна излечивались самые тяжкие болезни»;

«Ксения Петербургская… Блаженной Ксении Петербургской молятся о замужестве, о здоровье, о любви, о беременности, о детях, в самых разных тяжелых житейских обстоятельствах»

…и советы, напоминающие рекомендации о том, как правильно делать утреннюю зарядку:

«Чтобы получить ответ на молитву, очень важно правильно начать и правильно закончить ее. Поэтому, придя к иконе, постарайтесь сосредоточиться на молитве, отодвиньте бытовые мысли и заботы, забудьте о них на время, лично обращаясь к тому, кому возносите молитву» .

На одном из католических сайтов я прочел следующее откровение: «Богородица выразила желание, чтобы католики побольше молились по четкам…»

Кстати, в тех же католических странах многие верующие чаще молятся Деве Марии, нежели Самому. И это при том, что оная дама никаким богом не является. Она просто родственница Самого. Везде блат!

Кроме того, в православной традиции принято молиться даже не святым, а просто доскам с картинками – иконам.

Правила поклонений предметам также можно вычитать в Сети:

«Икона Божией Матери “Нечаянная радость”… являет чудесные события, связанные с исцелениями от болезней, по молитвам родителей с возвращением детей с пути порока и с духовным прозрением людей, осознавших свои духовные несовершенства. Молитва перед иконой… помогает обрести нечаянную радость…»;

«Икона “Аз есмь с вами и никтоже на вы”… наполняет сердце благостью…»

Хотите нечаянную радость? Вам налево. Хотите наполнить сердце благостью? Вам направо .

У христиан одних только святых, отвечающих за разные направления жизнедеятельности, более пяти тысяч! И это не считая материальных святынь – крашеных досок, кусочков материи и металла, засушенных целиком и по частям человеческих трупов, которые тоже могут творить чудеса… Воистину, если бог хочет отнять разум, взамен он дает крепкую веру!

Ну и как вам кажется, похоже это на единобожие?

Или более напоминает едва прикрытое дерюжкой монотеизма дичайшее язычество?

Впрочем, во времена дикие без мифологии обойтись было никак нельзя. Она давала хоть какие-то объяснения. Почему молния сверкает? А это Ильяпророк по небу скачет на своей огненной колеснице… Почему нельзя брать чужое? А Хозяин не велел, иначе очень больно накажет… Религия давала смехотворные, но все-таки ответы на вопросы. Однако по мере развития науки ответы на вопросы о том, как все устроено и почему сверкает молния, начали повляться из физического опыта. Выдуманная мифология с антропоморфными сущностями стала ненужной для объяснения мира. Но она еще оставалась нужной властям для удобства управления малограмотным народом через институт церкви. А также для личного, «экзистенциального» или, как я это называю, «стыдного», интимного употребления. То есть когда непруха, а утешиться надо. Или когда нет достаточных знаний для ответа на вопрос, который тревожит .

Или когда знания в принципе существуют, но в данный конкретный ум они не помещаются – в силу мелкости последнего .

Слабость, глупость, малообразованность – вот три столпа персональной религиозности. При этом порой достаточно чего-то одного, чтобы черная плесень поразила мозг .

Наука показала со всей возможной очевидностью:

разум является вовсе не общеприродным феноменом. Он всего лишь мелкий инструмент отражения и анализа для решения локальных задач конкретного животного тела – чтобы оно находилось в приемлемом тепловом диапазоне, вовремя получало запасы энергии и строительного материала, а также успешно реализовывало заложенные эволюцией жесткие программы, в частности программу размножения. Плюс успешная конкуренция с себе подобными – внутри стаи и в межстайных конфликтах. И вот этот специфический локальный инструментарий наивное сознание обывателя, находящееся внутри инструментария, спроецировало на всю Вселенную. Причем, что смешно, спроецировало вместе с телом – вы же помните, что языческие боги были телесно антропоморфны. И не только языческие – библейский монобог Саваоф тоже когда-то имел ноги, попу и все остальное, и лишь по мере развития науки постепенно потерял и тело, и место жительства, хоть и произошло это лишь в последние двести лет. Зато теперь никто уже не верит в мужика с бородой, сидящего на облаке, – даже верующие. Бог потерял тело и лицо! Потому что современному человеку всерьез верить в седобородого колдуна смешно .

Ныне от бога остался лишь один витающий в эмпиреях голый разум. Да и то лишь потому, что широкая публика не понимает его животной привязки и природы. Разум – дело темное, это вам не ноги, про которые всем все ясно: они – чтобы ходить и болеть артритом .

А разум – что такое? Есть смутное понимание, что сей феномен как-то связан с головой, но самым парадоксальным образом бог теперь головы лишен, и, где у него размещается аналитическая машинка, отягощенная колдовской силой, непонятно. Однако люди в большинстве своем за пониманием и не гонятся, их вполне устраивает привычное или навязанное. Стереотипами жить легче. Эта книга – не для них. Она для меньшей части страны… А меньшей и лучшей части (впрочем, и всем остальным тоже) не грех задуматься: откуда у бога взялся бы разум, если ему не нужно преследовать добычу, гоняться за самками, изготовливать орудия охоты?

Откуда?

Но разум, гордый сам собою и своими скромными успехами, спешит натянуть сам себя на весь мир, очеловечив его – малые планеты и газовые гиганты, камни и паразитное излучение: разум везде! Разум во всем! Так кажется белковой аналитической машинке, приспособленной собирать сигналы от акустических и электромагнитных датчиков в узком диапазоне спектра и улавливать непосредственные прикосновения к своей белковой оболочке. Самонадеянная штучка!

Как же она работает? Наш мозг часто сравнивают с компьютером, но это не совсем обычный компьютер .

Это нейросеть. Компьютер программируется, а нейросеть обучается (уже по одному этому можно сделать вывод, что мозг не разумно созданная и свыше программируемая, а чисто приспособительная штука). Нейросеть вылавливает в окружающем мире закономерности и фиксирует их, то есть просто реагирует на поступающие сигналы. Как это происходит, прекрасно показал американский психолог Фредерик Скиннер, развивавший теории Павлова. Очень интересный, кстати, человек! Когда журналисты его спросили, что он предпочел бы сжечь – свои книги или своих детей, он ответил, что сжег бы детей, поскольку его вклад в будущее в виде книг гораздо больше, чем в виде генов. Титан!

Так вот, Скиннер по заданию Пентагона долгое время изучал голубей (планировалось использовать мозг живых голубей в качестве системы наведения ракет) и отметил, как забавно работает белковая аналитическая машинка голубя – его нейросеть. Корм в клетку поступал нерегулярно, и со временем у всех голубей выработались бессмысленные ритуалы поведения .

Кто-то, захотев кушать, бился головой о прутья клетки, кто-то крестился… ох, простите… кружился по клетке, кто-то странно вращал головой. Зачем? Просто нейросеть голубя в свое время отметила: пища появилась после того, как я покрутил головой (покружился, совершил иное движение). Движение было подкреплено пищей, рефлекс установился. Чисто приспособительный механизм обучения. И с тех пор проголодавшиеся голуби совершали кучу бессмысленных движений .

Узнаете? Это же маковое зернышко религиозных ритуалов в чистом виде! Просто более сложная, чем у голубя, нейросеть человека накрутила поверх двигательных рефлексов еще и тома слов, и кучи легенд .

Вывод: проявление интеллекта, разума есть всего лишь результат работы белковой аналитической машинки. Но у бога нет белкового тела, головы, мозга .

Что же у него тогда работает? Что проявляет себя, как разум, если бог бесплотен и думать ему нечем? И помнить нечем – нет носителя для записи информации .

Ведь чем хорош мозг? Он не только оперирует данными, он еще их хранит. Информация может записываться в теле разными способами. Она может быть вшитой, как инстинкты. Я иду по улице и непроизвольно обращаю внимание на длинные, стройные женские ноги. Меня этому не учили. Это вшито, заложено в конструкцию и является частью конструкции. А есть благоприобретенная информация – то, чему я научился. Но в любом случае мы видим, что информация фиксируется материальным носителем с помощью порядка взаиморасположения элементов этого носителя. В книге информация кодируется частичками краски на бумаге. В теле человека – взаиморасположением вполне материальных молекул в пространстве. А чем кодируется информация в памяти бога, если у него нет ничего?

– А откуда вы знаете, что у него ничего нет?! – возмутятся недалекие гуманитарии. – Быть может, «тело» бога состоит из чегото, что может менять взаиморасположение и фиксировать информацию, осуществлять движение, то есть жизнь? Бог-то живой!

Отлично!

Но если бог из чего-то состоит, значит, его можно разобрать на составляющие? Значит, бог обладает свойством делимости! Возникает вопрос, кто же собрал эти составляющие воедино? И из чего конкретно сделан бог? И кем?

– А может, бог вовсе и не сложен из чего-то?

Не загоняйте себя в тупик! Если бог действительно не сложный, а элементарный, это попросту уничтожает бога! Элементарны, например, частицы, которые так и называются – элементарные. Но кому нужен примитивный бог? И если бог есть в самом деле нечто простейшее, проще инфузории, проще электрона и кванта света, то в чем его смысл? Этих элементарностей в мире – пруд пруди! К тому же мы помним, что, не обладая частями, способными менять взаимное расположение друг относительно друга, нельзя кодировать информацию. Тогда бог – нуль!

Великая пустота, как говорят буддисты .

Вопрос со сложностью бога не так прост. И на нем нужно еще какое-то время потоптаться. Что ж, попляшем на отсутствующем божьем теле… Демонстрируя, как и по каким единым принципам работает эволюция, показываешь сначала эволюционное биологическое древо, а потом древо технической эволюции. Например, эволюции стрелкового оружия.

И верующие тут же «находятся»:

– Но ведь компьютер и оружие создал человеческий разум! Именно он выстроил это древо! Значит, и древо биологической эволюции выстроено разумом!

Человек сначала проектирует в уме, а потом строит дом. Или мастерит лопату. Сложному человеку сделать простое можно. Но никогда из более простого более сложное не получалось «само собой» .

Действительно, лопата проще человека. Компьютер посложнее лопаты, но и он проще человека. И если принять точку зрения, что более простое создается более сложным, придется признать бога самым сложным, наисложнейшим существом, раз он создал такой непростой мир и человека! Но поскольку сложное, как видим из посылки, есть продукт еще более сложного, возникает тот же вопрос: кто сложил такого сложного бога? Значит, у него должен быть еще более сложный создатель! Откуда он взялся? И как быть с единобожием, если боги по возрастающей сложности уходят, как матрешки, в неведомую бесконечность?

Нет, право слово, у науки с этим дела обстоят гораздо приличнее! Есть непротиворечивая теория, которая в рамках Большой истории рассматривает развитие материи от Большого взрыва и утверждает, что сложное получалось из простого в результате эволюции, и потому изначально, в основе, так сказать, мира, лежит элементарное. Механизмы, по которым происходит усложнение, известны, их два – мутация и отбор .

Имманентно присущая миру квантовая случайность и жесткий отбор среды – вот великие слепые строители сложности. На тысячу вредных мутаций одна полезная: 999 идет в мусор, а одна закрепляется, поскольку дает конкурентное преимущество при функционировании системы в среде. Сложность нарастает шаг за шагом, степенька за ступенькой. Ничто не появилось вдруг и сразу. Все возникало в борьбе и крови, в поту и слезах .

Современные же крестоносцы от креационизма, забегающие порой на территорию науки в надежде посеять в рядах наблюдающих за этим бесчинством панику, любят говорить, будто эволюция «не доказана». Мол, в основе науки лежит эксперимент, а кто и над какой планетой ставил эксперимент, чтобы пронаблюдать самозарождение жизни и ход эволюции?

Это, конечно, безграмотный бред, вызванный элементарным непониманием того, как работает метод научного познания. Мы не можем (пока) зажечь звезду – масштабный фактор не позволяет. Но это не значит, что мы не знаем, как работают звезды и что внутри них происходит. На современном этапе развития астрофизики есть классификация звезд, общее знание о процессах, происходящих в их недрах, понимание звездной эволюции – зарождения, жизни и смерти звезд разной массы .

А эксперименты для достижения этого понимания мы ставим не со звездами, а тут, на Земле – в ускорителях .

Кроме того, совсем необязательно в реальности зажигать звезду. Если звезды не зажигают, значит, это никому не нужно. Поскольку «зажечь звезду» можно и в компьютерной модели. Просто заложить закономерности и посмотреть на результат развития. Это и проще, и дешевле .

Сейчас уже созданы компьютерные модели, с неплохой точностью описывающие Вселенную. Так, например, в 2011 году в университете Нью-Мексико учеными трех стран – России, Германии и США – была создана самая точная на сегодняшний день компьютерная модель крупномасштабной структуры Вселенной. Ее назвали «Bolshoi», и, как вы понимаете, название придумали русские. А иностранные коллеги его приняли, потому что слово иностранцам знакомое: Большой театр – это бренд, который у всех на слуху. Ну, и еще потому, что руководил творческим коллективом наш ученый Анатолий Клыпин .

«Большой» компьютерную модель назвали, как легко догадаться, от Большого взрыва, поскольку она описывает процесс эволюции Вселенной от момента ее рождения. С моделью работает суперкомпьютер, установленный в НАСА, и она позволяет пронаблюдать процесс формирования Вселенной .

Модель – это не подобие компьютерной игры, как многим представляется – мол, что в нее заложили, то она и выдает. Такая модель была бы, разумеется, бессмысленной. А научные модели эволюции в силу своей сложности могут выдавать неожиданные и интересные результаты. Главное, чтобы введенные в модель данные соответствовали наблюдаемым. Это понятно?

Если нет, поясню. Гигантское количество вводных и огромное число нелинейных дифференциальных уравнений образуют столь трудоемкую задачу в смысле объема вычислений, что справиться с ней может только суперкомпьютер, а что получится на выходе – никому не очевидно. Это станет более понятным из следующей цифры. Суперкомпьютер, который рассчитывает модель «Большой» – это седьмой по мощности суперкомпьютер в мире. Он совершает 1 000 000 000 000 000 (тысячу триллионов!) счетных операций в секунду .

Компьютерные модели помогают ученым интерпретировать результаты известных астрономических наблюдений и планировать новые направления поиска .

Когда-то космический зонд, запущенный для изучения реликтового излучения, позволил составить карту вариаций плотности такого излучения. На основе этой карты в 2005 году была составлена предыдущая компьютерная модель – «Millennium Run». Она неплохо себя показала. Но с тех пор была накоплена новая информация, которая и послужила для создания усовершенствованной модели «Большой» .

Модель «Большой» получилась знатная, она довольно точно выдала наблюдаемое сегодня распределение масс во Вселенной и неплохо воспроизвела число галактик, подобных нашей, а значит, ей можно пользоваться для отслеживания деталей эволюционного процесса, что позволит определить направление дальнейших наблюдений и поисков. Шаг за шагом, шаг за шагом. Эволюция знания… То же самое и с эволюцией живой материи. Существуют компьютерные модели биологической эволюции, которые эту самую эволюцию по двум механизмам – мутации и отбору – прекрасно воспроизводят .

Их написанием занимаются даже студенты .

В сети можно найти и скачать простенькую программку «Ходоки», имитирующую и демонстрирующую механизмы эволюционной изменчивости, после чего наслаждаться, наблюдая, как от поколения к поколению меняются ваши подопечные. А люди серьезные могут найти диссертацию на соискание ученой степени даже не доктора, а кандидата, и даже не биологических, а физико-математических наук под названием «Исследование новых типов самоорганизации и возникновения поведенческих стратегий».

Автор трудится в Институте прикладной математики и во введении к своей работе поясняет:

«Искусственная жизнь – молодое междисциплинарное направление исследований. Предметом исследования искусственной жизни является эволюция сложных систем, а основным методом – построение компьютерных моделей. Модели искусственной жизни находят свое применение в таких теоретических областях, как исследования возникновения жизни, биологической эволюции, коллективного поведения, социальной эволюции… Качественная теория дифференциальных уравнений открыла дорогу широкому использованию нелинейных систем в физике. Исследования диссипативных процессов теплопроводности, диффузии, вязкости и т. д. в открытых нелинейных системах привели к возникновению физики неравновесных систем и синергетики. Оказалось, что многие процессы в природе приводят к образованию диссипативных структур – стационарных распределений переменных, обладающих устойчивостью к возмущениям» .

Чувствуете? Мы с вами и есть эти самые стационарные структуры, обладающие устойчивостью к возмущениям. Сначала эти структуры, сохраняющие свою выделенность из среды, были простыми и физическими, потом сложными и химическими, относимыми к органической химии, потом молекулы обрели свойства редубликации, то есть в среде, насыщенной «питанием», шла реакция химического копирования некоего сложного органического вещества. И это был первый шажок к жизни. А затем появилась и сама жизнь. Причем точную границу между «жизнью» и «нежизнью» провести невозможно .

«Движение системы, ведущее к подобному стационарному распределению, получило название самоорганизации, – пишет диссертант. – Синергетика дала возможность моделирования образования пространственных структур, колебательных химических реакций, неравновесных систем и т. д.» .

Под «и т. д.» как раз и скрывается биологическая эволюция, то есть эволюция довольно сложных систем, целенаправленно поддерживающих свою выделенность из среды с помощью таких сложных штук, как инстинкт самосохранения (являющийся биологическим проявлением общефизического закона сохранения) и интеллект .

Точно так же, как биологическая эволюция, то есть телесная изменчивость, в компьютерах моделируется и развитие интеллекта, то есть изменчивость ментальная, но об интеллекте мы поговорим чуть позже .

…Если вам по наивности кажется, что эти математические игры ума не имеют к реальной биологии никакого отношения, вы сильно ошибаетесь. «Математические игры» имеют отношение ко всем наукам, которые претендуют на точность. У вас в классе математики висел плакат о том, что математика – царица всех наук? А математичка объясняла вам, что любая наука является наукой лишь настолько, насколько использует в своем инструментарии математику?

Если да, хорошо… Тогда вам будет понятно, что пришествие в биологию математики только придает этой науке солидности и веса. И лишний раз подтверждает на моделях правильность выводов биологов об эволюции. Причем не только биологической эволюции .

Но и социальной. Так, автор упомянутой работы рассматривает возникновение и эволюцию кооперативного поведения в сообществах охотников-собирателей. Его работа, как любая теория социальной эволюции, берет свое начало в трудах тех эволюционных биологов, которые занимались социальным поведением у животных .

Эволюция работает! Она просто работает. Бесхитростно и тупо, точно так же бесхитростно и тупо, как мельтешат молекулы в броуновской среде. Собственно, и механизм-то у эволюции тот же – квантовое мельтешение. Принципиальная случайность, имманентно присущая квантовому миру. А уж дальше закон сохранения подхватывает и сохраняет то, что наиболее устойчиво в данных условиях .

На сегодняшний день, как я уже сказал, существует уйма эволюционных моделей. Они моделируют молекулярную эволюцию, популяционную, макроэволюцию (на уровне видов) .

В конце восьмидесятых – начале девяностых годов прошлого века появились первые модели, исследующие психическую эволюцию. Общее название этого направления – «Адаптивное поведение» .

Первая международная конференция по адаптивному поведению состоялась в Париже, и с тех пор наука без устали грызет гранит в этом направлении .

Успехи есть, и они велики. Математики, программисты и биологи, собравшись в могучие кучки, создают искусственные виртуальные среды, запускают в них виртуальные организмы, обладающие набором характеристик и способные меняться при смене поколений. То есть индивидуальная смертность нужна для выживания вида в целом – она обеспечивает его изменчивость .

Называют эти виртуальные создания, живущие в виртуальной среде, «аниматами» – от двух английских слов: animal и robot. Аниматы имеют две точно такие же базовые потребности, как и биологические животные – индивидуальную потребность и коллективную потребность, то есть им нужно кушать, чтобы сохранить себя и размножиться, а в результате сохранить вид как единицу. За то что мы с вами кушаем и размножаемся, нам делается приятно. Это эмоционально-чувственное вознаграждение за «правильное» поведение, которое в виртуальной среде задается аниматам программно .

Так вот, будучи запущенной, эта модель биосферы позволяет продемонстрировать всем желающим, как идет эволюция, как живая система аниматов следует в русле меняющихся внешних условий виртуальной среды и меняется сама. Или погибает. Точнее, погибает та часть аниматов, которая «не сумела» приспособиться. А часть, имеющая положительные мутации, соответствующие новым требованиям среды, выживает и вытаскивает за собой весь вид .

Устроено все не слишком сложно для понимания .

Вот для примера описание одной такой модели. Искусственная среда состоит из условных клеток, где растет условная трава. Анимат имеет внутренний запас энергии, которую с помощью поедаемой травы восполняет. Если запас внутренней энергии тает, анимат получает мотивацию к поиску еды. При этом он тратит энергию на поиски. Не успел найти траву до того, как иссякли запасы энергии, – помер. Аналогично осуществляется и мотивируется поиск самки .

Управляет поведением анимата простенький «мозг», состоящий из нескольких виртуальных нейронов. У каждого нейрона с десяток сигнальных входов снаружи и изнутри организма. Анализируя поступающие сигналы, нейроны «принимают решения» – дают команды на выполнение действий. Геном же моделируется особыми весовыми коэффициентами, которые определяют, насколько важен или неважен поступающий сигнал. Они могут меняться… Не очень сложная модель, правда? Но даже она, будучи запущенной, дает на выходе весьма сложное поведение аниматов .

Простейшие самодельные программы эволюции типа упомянутой выше программки «Ходоки» могут занимать всего ничего места – 16 килобайт. Большие же программы просчитываются на суперкомпьютерах. Но в каждой из них эволюция исправно идет, если заданы случайная изменчивость и закон сохранения, то есть базовые физические закономерности, действующие в нашем реальном мире .

Как видите, все получается. Без всяких чудес, только с помощью заданных законов. Бог не нужен. Зачем бог, если работает закон? Только в отсталых странах догоняющего развития, где живут не по законам, а по понятиям, то есть апеллируют к высшему авторитету пахана при разрешении вопросов, склонны и к вере в Отца небесного .

И вовсе нет необходимости «воспроизводить эволюцию опытным путем в масштабах планеты», как на том настаивают креационисты и прочие упертые боговеры. Если масштабный фактор не позволяет проделать эксперимент на целой планете, можно обойтись виртуальной планетой и провести эксперимент в компьютере, задав те же законы, которые работают в реальном мире .

Есть физический маятник. Но он движется так же, как виртуальный маятник в компьютере, поскольку законы движения маятника известны .

Есть реальная эволюция с известными механизмами. И в компьютере она будет работать точно так же

– рождать новые виды, проявлять изменчивость, давать усложнение .

Любопытно, что эволюция самодостаточна и может даже порождать массовые вымирания, которые сейчас списываются на масштабные катастрофы типа падения метеоритов. Это, например, убедительно показано в работе В. Найдича «Компьютерное моделирование биологической дивергентной эволюции в однородной среде», где возникшие было и царящие в биосфере крупные хищники внезапно вымирают и мельчают .

– Э-э! Компьютерные игрушки компьютерными игрушками, а тем не менее биологам еще ни разу не удавалось увидеть своими глазами рождение нового вида! Значит, сие есть чудо божие! – и такой «аргумент» приходится слышать. Ну, во-первых, вовсе не «значит», это обычный провал в логике. Если я никогда не видел живых негров или миллиардеров, это не значит, что их не существует в природе. А во-вторых, биологи рождение вида очень даже наблюдали .

Больше того, человечество само путем селекции давно и успешно занимается выведением новых видов .

Известно, что все собаки – потомки волка. А теперь мысленно поставьте рядом левретку, сенбернара и волка, после чего наберитесь смелости сказать, что крохотная дрожащая левретка или огромный сенбернар – это тот же серый волк. Встретив столь непохожие существа в дикой природе, любой зоолог отнесет их к разным видам .

– Но все породы собак могут скрещиваться! – возразят воинствующие боговеры. – А известно, что главным фактором, разделяющим виды, является их неспособность скрещиваться с другими видами .

И это очень большое заблуждение! Вид характеризуется не только возможностью или невозможностью скрещиваться с «соседями» по эволюционному древу, но и морфологией (строением тела), образом жизни, поведенческими особенностями. Одни собаки караульные, а другие охотничьи. Одни норные, другие загонные .

А по поводу скрещивания… Разные виды, принадлежащие к одному роду, вполне могут скрещиваться и даже давать плодовитое потомство. Никто же не сомневается, что волк, лиса, шакал, койот – разные виды. Но они могут давать потомство .

Наблюдать воочию разделение одного вида на два мешает тот же самый масштабный фактор, который пока не дает нам зажечь звезду, только в данном случае помеха не пространственная, а временная – на то, чтобы один вид в естественных условиях отделился от другого, требуются десятки тысяч лет. Однако этот процесс можно ускорить, взяв для опыта короткоживущие и быстроразмножающиеся виды – микроорганизмы или мух дрозофил .

Лет десять тому назад американские биологи сообщили, что им удалось пронаблюдать появление нового вида плодовых мушек в естественных условиях, причем в данном случае дело дошло уже до невозможности одного вида скрещиваться с другим – все, как любят креационисты. (Если быть точным, потомство этих расходящихся видов еще рождается, но уже с многочисленными уродствами.) Вот еще пример, на сей раз лабораторный. Эксперименты, проведенные в 1993 году с мухами Cyrtodiopsis dalmanni показали следующее. У этих мух глаза расположены на стебельках. Так вот, ученым удалось искусственным отбором разделить вид на два подвида – мух с длинными глазными стебельками и с короткими .

Потом мух смешали, чтобы выяснить половые предпочтения. И выяснилось, что длинноглазые мушки выбирают себе партнеров среди длинноглазых, а короткоглазые – среди короткоглазых. Они еще могли скрещиваться. Но уже не хотели. Эволюция уже развела их по половым предпочтениям. Именно так и происходит в природе разделение видов: сначала возникшие мелкие морфологические или даже поведенческие различия, кажущиеся другому подвиду в соседнем ареале отвратительными, разводят половые предпочтения самцов и самок, а потом они уже и не смогут дать здоровое потомство, даже если захотят .

Подобных экспериментов с быстроразмножающимися созданиями поставлено довольно много. Например, выращивание дрозофил определенного вида на разном типе питания очень скоро развалило этот вид на два подвида. Эксперимент был поставлен следующим образом: мушек разделили; одних кормили крахмалом, а других мальтозой. Оба эти продукта для мух пища невидовая, поэтому мушки начали интенсивно дохнуть. Выжил лишь небольшой процент в обеих группах. Через множество поколений потомки выживших приспособились жрать то, что им давали. Затем крахмальных и мальтозных мушек смешали вместе. И увидели, что «крахмальные» самцы предпочитают «крахмальных» самок, а «мальтозные» – «мальтозных», хотя внешне мушки ничем не отличались .

Если вы вспомните высказывания Джона Глэда о том, что интеллектуальные слои общества уже не горят желанием скрещиваться с маргиналами, вы поймете, что мой рассказ о дрозофилах приведен тут не зря. Люди из полярных социальных страт еще могут скрещиваться и давать потомство, но уже не хотят .

Это первый шаг к разделению на два подвида .

Я часто, причем порой даже от людей, связанных с наукой (!), слышу, будто наука идее бога не противоречит. Но будьте уверены, если это говорит ученый, в свою науку он никакого бога не допускает, выметая его оттуда поганой метлой и обходясь вполне естественными природными объяснениями и теориями – без сверхъестественных причин. Иначе он не был бы ученым, а был бы попом. Да и любой специалист, занятый конкретным делом, прекрасно обходится без бога – отверткой, скальпелем или синхрофазотроном. А тема бога возникает только на отдыхе, в пустопорожних рассуждениях за рюмкой; в реальных же делах мы обходимся и всегда обходились без него – при помощи орудийной активности .

Короче говоря, для объяснения своего существования мир в боге не нуждается. Бог проявляет себя только в социальном и индивидуальном пространстве .

– Конечно! – воскликнут экзальтированные. – У человека же есть душа! Она нуждается в утешении… А если не нуждается? Если у человека все в порядке? Тогда бог отходит в сторонку. Именно так и произошла элиминация бога в европейской цивилизации .

Конечно, есть мнение, что, поскольку наличие бога или его отсутствие доказать невозможно, не стоит вообще обращать на религию внимания. Ну, есть на шляпе цивилизации такое вот декоративное перо, пусть и дальше будет. Однако, к сожалению, одной только декорацией бог обходиться не привык. Он регулярно требует жертв со стороны здравого смысла – и это как минимум. А как максимум, если в дело включается политика, жертвами могут становиться и живые люди. Как ими стали, например, участницы российской панк-группы «Pussy Riot», несправедливо осужденные только за то, что спели песню в неподобающем месте. Они и до этого пели песни в неподобающих местах – на Лобном месте, на крыше троллейбуса. Однако, когда они спели в храме, их посадили в тюрьму. Сакральность требует жертв .

Начав свою историю с жертвы – казни Христа – христианство продолжает проливать кровь и слезы. И если бы только своим адептам! Христианство, как любая религия, постоянно требует жертвоприношений .

Они могут быть безобидными – типа восковых свечей в церкви или конфет с крашеными яйцами, которые православные оставляют в определенные дни года на могилах предков (чтобы задобрить духов?). Но порой не обходится и без человеческих жертв! Упомянутые солистки из «Пусси Райот» – типичнейшая религиозная жертва, принесенная на алтарь кровожадному богу. Но этого ему мало! Та же участь ждет всю цивилизацию, если это чудовище не остановить .

Глава 2 Смерть homo sapiens, или Цивилизация на алтаре Бог готов пожрать цивилизацию маленькими ротиками своих адептов. Для которых только жизнь, созданная богом, свята, а порожденный наукой гомункулус подлежит уничтожению .

Начнем с самой жизни…

– Тайна жизни велика есть. До сих пор ученые так и не выяснили, что такое жизнь. Вот когда ученые сами создадут жизнь в пробирке… Но этого никогда не случится! – подобного рода рассуждения витающей в эмпиреях гуманитарной интеллигенции отнюдь не редкость. Скорее, напротив, приведенная мною фраза банальна. Вы небось и сами ее сто раз слышали, а может, даже и произносили. Больше не смейте!

Никакой сакральной тайны в жизни нет. И больше того, первая искусственная или, если хотите, синтетическая жизнь уже была создана в лаборатории!

В 2010 году произошло событие, которое журнал «The Christian Science Monitor» назвал переломным событием с биологической и философской точек зрения – было получено первое синтетическое одноклеточное. Как это произошло? Путь был долгим. И дорогим. Он отнял у ученых 15 лет жизни, а у налогоплательщиков 40 миллионов долларов. Но оно того стоило! Помимо открывающихся заманчивых чисто практических перспектив, впервые был нанесен сокрушительный удар по теологам с их бестолковыми рассусоливаниями о тайне жизни .

Ученые из института Крейга Вентера к конструированию жизни с заданными свойствами шли упорно .

Сначала пересадили геном одной бактерии другой, сотворив ранее не существовавший вид. Потом научились собирать геном из химически синтезированных «кирпичиков» – нуклеотидов. Это весьма нелегкая задача – геном исследуемой бактерии, например, состоял из миллиона нуклеотидных пар! Однако она была решена. А дальше оставалось только создать искусственную ДНК и внедрить ее в клетку взамен естественной. Что и было сделано. Так появился первый синтетический живой организм .

– Это не считается! – буквально слышу я заполошные крики со стороны ближайшего храма вместе с тревожным колокольным звоном. – Они взяли для своих экспериментов божье создание – живую клетку!

Вот если бы они целиком всю клетку создали… Не нужно криков, заполошные .

Во-первых, потому что ДНК – самое, пожалуй, сложное, что есть в клетке. Или вам формальности ради надо, чтобы ученые так же искусственно слепили клеточные органеллы и пузырь оболочки из липопротеинов (жиров и белка)?

А во-вторых, именно это они и сделали! Только более хитрым способом. Дело в том, что ДНК – это программа, по которой функционирует и строится клетка. После того как сочиненная учеными и волощенная в молекуле ДНК программа заработала внутри клетки-реципиента, эта клетка была полностью ею перестроена. Ведь по «чертежам» ДНК в клетке конструируются белки. И поскольку «чертежи» были заменены, вскоре вся клетка была переделана. Полностью .

В ней не осталось ничего от старой бактерии, все белки оказались заменены. Это был совершенно новый синтетический организм! Который тем не менее мог кушать, выделять и размножаться .

Перспективы, которые при этом открываются, головокружительны. Можно создавать организмы с заранее заданными свойствами, о чем и говорят участники научной группы: «Экспериментальный одноклеточный микроорганизм, способный размножаться, открывает дорогу для манипуляции биологической жизнью в ранее недостижимом масштабе». Биологам это понятно лучше других. Недаром один молекулярный биолог в интервью назвал свершившееся поворотным моментом в отношениях человека с природой .

Можно будет создавать новое топливо, производимое бактериями из углекислого газа (прощай, нефть!), новые вакцины, а в будущем – новые сельскохозяйственные культуры, новых, невиданных животных .

Недаром так всполошились церковники и другие ненавистники прогресса, которых этот самый прогресс теснит – либо отодвигая от кормушки, как церковников, либо, напротив, давая возможность паразитировать на прогрессе, словно глистам, как это делают радикальные зеленые и прочие полусумасшедшие защитники природы, проводящие свои акции против «природозагрязняющих» компаний на деньги конкурентов этих компаний. Но и у тех, и у других есть своя идеология, под которую они подгребают финансы .

Создание первой синтетической живой клетки всю эту публику встревожило. И тут же, будто пожар в лесу, затрещали разговоры о «правовых и этических моментах». Их подогрел тот замечательный факт, что в геноме бактерии создатели зашифровали свои имена. Это было сделано не ради чистого прикола, а с практичесими целями – чтобы в будущем по этим меткам в геноме всегда можно было установить права авторов на тот или иной штамм бактерий .

– А вам не страшно брать на себя роль бога? – спросил авторов проекта корреспондент «Independent» .

Те справедливо заметили, что подобный стандартный вопрос задается всегда, когда ученые или изобретатели что-нибудь придумают. Обыватель, в глубине которого живет зверь, боится нового и непривычного. И привычно поднимает глаза кверху: а папа не заругает?

Со времен древних греков люди размышляли:

жизнь – это просто сложное сборище атомов и химических элементов или «оживляет» мертвую материю некий вдутый в нее «дух»? И вот ответ получен: никакого духа. Сложное сочетание простой химии. Естественно, церковь встревожилась – у нее же отняли изрядную часть лапши, которую она вешает на уши прихожанам! Поэтому католический епископ заявил в интервью итальянской газете «La Stampa», что подобные эксперименты надо прекратить: «Христианство не предполагает неизбежного конфликта между верой и научным прогрессом. Напротив, Господь создал человеческие существа, наделенные разумом, и поставил их над всеми другими созданиями. Однако существует фундаментальное различие. Человек произошел от Бога, но он не Бог: он остается человеком, и он обладает способностью давать жизнь, продолжая род, а не создавая ее искусственным путем… Те, кто занимаются наукой, никогда не должны забывать, что существует лишь один создатель – Бог… Вызывающая тревогу перспектива постчеловеческого мира обязывает нас немедленно положить конец анархии науки» .

Этот тип прав в одном: грядет постчеловеческий мир, в котором человек дикий, человек животный, возникший на исторической сцене в результате естественного отбора, будет заменен человеком синтетическим, искусственным, сделанным на основе человека дикого с помощью облагораживающего влияния генной инженерии – тем самым гомункулусом. Это неизбежно. Альтернатива этому – только смерть человека как вида. Почему?

Причина номер один. Через несколько поколений человечество убьет груз генетического мусора, который копится в нашей популяции последние несколько сотен лет, поскольку из-за развития медицины перестал или почти перестал действовать естественный отбор .

Отец эволюционной теории Чарльз Дарвин по этому поводу отмечал: «…Мы строим приюты для имбецилов, калек и больных, мы ввели законы для бедных, наши медики изо всех сил стараются спасти жизнь каждого до последней секунды… Таким образом, слабые члены общества продолжают производить себе подобных. Всякий, имеющий хоть какое-то отношение к разведению домашних животных, подтвердит, что это губительно для человеческой расы» .

Мы вырождаемся. Сейчас, благодаря современным технологиям, не просто выживают, а доживают до репродуктивного возраста и даже дают потомство носители таких недоброкачественных генов, которые во времена более дикие природа быстро прибрала бы – такой точки зрения придерживаются многие биологи .

Кроме того, в генофонде человечества накапливается шелуха так называемых слабовредных мутаций, которые сами по себе (каждая) не сильно вредны, но когда их накопится критическая масса, эффект проявит себя .

Как пишет уже знакомый нам доктор биологических наук Александр Марков, «вырождение в таких условиях (когда нет никакого отбора) происходит быстро и неотвратимо. Очень скоро мы получим поколение настолько слабое, чахлое, болезненное и бессильное, что никакая суперсовременная медицина не поможет… Без отбора любой вид должен быстро выродиться и погибнуть. Просто потому, что: 1) мутагенез остановить невозможно; 2) большинство не нейтральных мутаций вредны» .

И приводит пример экспериментального подтверждения своих слов.

Оказывается, в конце девяностых годов в Мичиганском университете нашими бывшими сотечественниками во главе с биологом Кондрашовым был поставлен эксперимент на дрозофилах с выключенным естественным отбором:

«Авторы брали от каждой пары мух одного случайно выбранного сына и одну случайно выбранную дочь. Отобранных таким образом мух делили, опятьтаки случайным образом, на брачные пары. Из потомства каждой пары опять брали одного сына и одну дочь и т. д. Отбор при этом не был полностью отменен, потому что некоторые пары вообще не могли произвести потомство, из некоторых отложенных яиц не выводились личинки, некоторые личинки не могли окуклиться, а из некоторых куколок не выводились взрослые мухи. Очевидно, такая судьба постигала тех, чьи геномы были уж слишком отягощены вредными мутациями. Но тем не менее отбор стал гораздо слабее, чем в природе или в обычной лабораторной популяции, где мухи, живущие в пробирках с кормом, образуют брачные пары по собственному выбору и свободно конкурируют друг с другом за пищу и жизненное пространство… Через 30 поколений подопытные популяции мух пришли в жалкое состояние .

У них резко упали плодовитость и продолжительность жизни. Кроме того, они стали вялыми и, по словам А .

С. Кондрашова, “даже не жужжали”. Генетическое вырождение налицо» .

Вы еще жужжите, мой читатель? Недолго осталось, судя по всему:

«Есть основания полагать, что в течение последних 100 лет люди (по крайней мере, жители развитых стран) оказались в условиях, напоминающих эксперимент Кондрашова. Благодаря развитию медицины, изобретению антибиотиков, решению продовольственной проблемы и росту уровня жизни резко снизилась смертность (а несколько позже и рождаемость). У жителей развитых стран стали выживать почти все родившиеся дети. Кроме того, слабое здоровье перестало быть серьезной помехой для размножения… По мнению Кондрашова, естественный отбор на человека сегодня почти не действует, по крайней мере в развитых странах. Это значит, что выживаемость и плодовитость людей практически перестали зависеть от их генотипа» .

Дальше автор пытается найти хоть какие-нибудь утешения. И находит их в том, что естественный отбор все же не выключен в ноль. Какие-то его формы еще шевелятся! Например, возраст рождения первого ребенка является наследуемым поведенческим признаком матери. Действительно, наше поведение, характер, рисунок судьбы, количество браков, наличие или отсутствие чувства юмора, причина естественной смерти – все это задается генетически. И поведение человеческой самки, включая возраст, в котором она впервые рожает, тоже зависит от набора генов. Не знаю, правда, помогает человечеству это накопление «старородящих» генов выжить или наоборот, но факт остается фактом – по этому признаку отбор еще шевелится. Однако только в развитых странах. Потому что в недоразвитых такого явления нет – там рожают чуть ли не с детства и помногу. Когда и туда прикатится глобализм, тогда поглядим… Еще кусочек надежды состоит в том, что дохлые и уродливые будут оставлять меньше потомства, чем румяные и красивые: «Человек, обремененный множеством слабовредных мутаций, будет в среднем более слабым, болезненным, глупым, некрасивым (кособоким – несимметричным). Помимо всего прочего, он дороже обойдется своим родителям. Если случай будет совсем тяжелый, он заставит родителей призадуматься, а стоит ли им рожать еще одного. Пусть даже этот слабый, болезненный человек благодаря медицине выживет и оставит потомство. Этого мало, чтобы отбор не действовал. Отбор перестанет действовать, только если такой человек в среднем будет оставлять ровно столько же – с точностью до долей процента!

– детей, сколько и здоровый, крепкий, умный, красивый, симметричный, доставивший родителям только радость (так что они захотели родить еще одного). Пусть всего на доли процента, но репродуктивный успех таких обремененных генетическим грузом людей даже в самых передовых странах все равно будет ниже, чем у носителей меньшего числа слабовредных мутаций. Отбор не прекратился – он лишь стал слабее…»

Слабое утешение этот ослабевший отбор, ей-богу .

Ну, чуть помедленнее будет идти деградация. Радует?

Последний факт, за который, как утопающий за соломинку, хватается биолог, – внутриутробный отбор .

Совсем уж уродливые зародыши, набитые, как мешок трухой, мусорными генами, отбраковываются самим организмом матери, превращаясь в выкидыш, и слава богу. «Правда, – как справедливо и самокритично замечает автор, – такой отбор действовал и на дрозофил в опытах Кондрашова – и не спас несчастных от вырождения» .

Но дело даже не в том, что мы как вид вырождаемся. Потому что существует причина номер два. Даже возврат к первобытности и включение естественного отбора, к чему призывают нынче многие «мыслители», не будет решением проблемы вырождения .

Потому что любой вид как биологическая единица тоже смертен. И любой род, то есть «куст» близких видов, смертен также .

Продолжительность жизни вида крупных позвоночных животных примерно 800 тысяч лет. На вечность никак не тянет, учитывая, что изрядный кусок из отмеренного срока наш вид уже отмотал. А ведь мыто ориентированы на вечность! И гордыня разума никак не позволит нам согласиться на меньшее. Мы уже смирились с индивидуальной смертностью, когда отбросили сказки о боге и приняли в качестве утешения бесконечную цепочку нашего вида, которую иногда по ошибке называют родом – «род человеческий». И вот теперь оказывается, что эта цепочка по-любому будет оборвана – либо раньше, нашими собственными стараниями, либо естественным образом .

А выход есть?

Выход есть! Мы его знаем. Генетическая инженерия! Но именно она вызывает такой страх, гнев и неподдельную ярость с брызгами слюны у людей воцерковленных.

Они, кривя малиновые рты, требуют запрета на эксперименты в данной области, кричат что-то о биоэтике, подразумевая под этим: «боженька запретил», а некоторые идут еще дальше… Ну, кто бы мог подумать, что в XXI веке с экрана высокотехнологичного жидкокристаллического монитора я, зайдя в мировую информационную сеть, о существовании которой фантасты грезили всего полвека назад, как о чем-то очень далеком, прочту следующий призыв вновь создаваемой Экологической православной партии России:

«Отменить дурацкую безбожную конституцию .

Высшим критерием правильности принимаемых законов считать их соответствие Священному Писанию .

Любое противоречащее Священному Писанию положение считать противозаконным. Исходить из того, что высший закон – Закон Божий. Вне закона должно быть все, что проклято Богом» .

И дальше – конкретные предложения:

– «Разработать всемирную программу расселения мегаполисов. С целью возврата миллиардов людей в естественную среду обитания и создания из бывших горожан миллионов частных крестьянских хозяйств, производящих экологически чистую продукцию… Расселение мегаполисов мира приведет к снижению потребления электроэнергии в сотни раз, что даст возможность остановки каскадов гидроэлектростанций и восстановления экосистем крупнейших рек всех континентов мира»;

– «Открыть шлюзы всех крупных гидроэлектростанций… Оставить в покое наши реки вплоть до полного восстановления экологии регионов. Ввести полный мораторий на строительство новых атомных электростанций. Осуществить плановое закрытие всех действующих АЭС»;

– «Назрело создание… Международного экологического трибунала (МЭТ). МЭТ разработает новое экологическое законодательство с введением в международный правовой оборот понятия “экологический терроризм”. Экологические критерии станут приоритетными перед экономическими .

При МЭТ будет создан постоянный вооруженный контингент (“зеленые каски”) для ввода войск на территорию стран – экологических изгоев, где правительства покрывают и финансируют экологических террористов .

Также при МЭТ будут созданы специальные подразделения (“зеленые шапки-невидимки”), предназначенные для ликвидации экологических террористов в любой точке земного шара по приговорам МЭТ» .

Кого же будут убивать каратели зеленого трибунала, разыскивая по всему миру? Кто эти загадочные «экологические террористы»?

Это ученые. От них ведь все зло:

«Ученые обманули нас!. .

Ученые поставили на широкую ногу детоубийство, отладив технологии аборта, и сделали его доступным и простым для миллионов ополоумевших женщин и мужчин .

Ученые придумали шприц и все виды наркотиков, от которых гибнут сотни миллионов детей во всем мире .

Ученые придумали мутации растений и животных и генную модификацию пищи для человека, всю эту отраву, от которой ломятся полки магазинов… На их счету миллиарды погибших, безвременно ушедших, сошедших с ума и мучающихся от страшных болезней людей .

Ученые творили все свои преступления совершенно безнаказанно. Пришло время нашего самосознания, а значит, их ответственности .

Мы понимаем, что все так называемое научное сообщество делится на две неравные части. Малая часть – те, кто реально придумывает новые, пагубные для человечества открытия: новые наркотики, прививки болезней, генную модификацию, деление ядра, клонирование и прочую смертельно опасную для человечества деятельность. Это так называемые “великие ученые”. Они должны быть признаны экологическими террористами .

Вторая, несоизмеримо большая часть научного сообщества – это исполнители, выполняющие указания экологических террористов: их пособники, слуги и пропагандисты. Так называемое “научное сообщество”. Без научного руководства экологическими террористами они безопасны» .

Что ж, поиск врагов и их пособников – черта для охранительного сознания весьма характерная. Все зло от врагов, стоит только врагов умертвить, как все наладится! Но как же быть с научной деятельностью?

Свернуть всю науку? Именно так:

«Нам не нужны новые открытия. Нам нужны свежий воздух, чистая вода, настоящая пища – а значит, здоровые дети… Экология должна стать оружием против безответственной науки. Вот это и называется Новой экологической доктриной, суть которой сводится к четкой и правдивой формуле: либо ученые до конца уничтожат человечество, либо человечество уничтожит ученых…»

Думаете, это пишет неадекватный сумасшедший?

Да, безусловно. Автор сего манифеста и учредитель экологически-православной партии – бывший миллионер, а ныне овцевод Герман Стерлигов. Подобные психи были и есть во все времена, как в любом организме присутствуют болезнетворные микроорганизмы. Дело не в отдельном сумасшедшем.

А в том, что находятся люди, которые его поддерживают:

– «Уважаемый Герман Львович, я согласен с Вами во многом и однозначно. За чистоту Природы, за ее защиту. Однако важно осознавать, насколько губительно для Природы промышленное животноводство, и насколько губительно для душ мясоедство – по сути не что иное, как поедание плоти умерщвленных Божьих созданий. Можно ли быть мясоедом и одновременно с этим защитником Природы? Я убежден, что нет»;

– «Герман, напишите контакты представителей в Украине (да и для других стран кому-то понадобится), есть ли уже какая-то оформленная ячейка в Украине?



Pages:   || 2 |
Похожие работы:

«Подготовлено с использованием системы ГАРАНТ Сообщение о существенном факте "Сообщение об итогах осуществления акционерами преимущественного права приобретения ценных бумаг дополнительного выпуска и о возможности приобретения размещаемых акций неограниченным кругом инвесторов".1. Общие сведения Акционерный коммерческий...»

«Высшее профессиональное образование БАКАЛАВРИАТ А. А. ВАРЛАМОВ, С. А. ГАЛЬЧЕНКО ОСНОВЫ КАДАСТРА НЕДВИЖИМОСТИ Учебник Допущено Учебно-методическим объединением вузов Российской Федерации по образованию в области землеустройс...»

«Тема 5. Конкурентные и неконкурентные рынки и особенности их функционирования. Государственный университет Высшая школа экономики Ким И.А., к.э.н., доцент кафедры экономической теории, 2011 г. Классификация рыночных структур. Типы рыночных структур Нет рыночной Min прибыльMax эффекСовершенная власти ность тивность конкуренция • Мон...»

«УДК 338.001.36 ФОРМИРОВАНИЕ ФИНАНСОВЫХ РЕЗУЛЬТАТОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ: МЕЖДУНАРОДНЫЙ ОПЫТ И ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ПРАКТИКА Мандражи З.Р. к.э.н., доцент, Крымский инженерно-педагогический университет, Симферополь, Россия Зиадинова З.С. студент, Крымский инженерно-педагогичес...»

«Социальная политика Движение рабочих мест в российской экономике: в поисках "созиДательного разрушения"* Владимир Введение Plt Гимпельсон POLITIKA Л озунг "Создадим больше но­ кандидат экономических наук, директор ЦеТИ НИУ ВШЭ вых рабочих мест!" является беспроигрышным в любой Ростислав политической с...»

«Южная Инвестиционная Группа Предложение для инвесторов Инвестиционное предложение: база пестицидов в Ростовской области. Хранение и торговля минеральными удобрениями и химическими СЗР Агропромышленным холдингам/ Производителям и торговцам химикатами/ Ин...»

«Г.П.Федотов Судьба империй Империй призрачных орлы. В марксистской литературе принято считать империализм политическим продуктом зрелого капитализма, в который Европа вступила приблизительно с 80-х годов прошлого столетия. Экономические мотивы...»

«Доля полезных ископаемых в ВВП РФ По данным Росстата в нулевых доля сектора "Добыча полезных ископаемых" в ВВП не превышала 10% (рис. 1.435). Однако эксперты и специалисты ряда организаций, в том числе и Всемирного банка, счит...»

«Мартышенко Н.С., Мартышенко С.Н. Методы обработки нечисловых данных в социальноэкономических исследованиях // Вестник Тихоокеанского государственного экономического университета. – 2006. – №4. С. 48–57. С.Н. Мартышенко, Н.С. Мартышенко МЕТОДЫ ОБРАБОТКИ НЕЧИСЛОВЫХ ДАННЫ...»

«Маркетинговое исследование рынка Демо-версия Маркетинговое исследование рынка полиэтилена в России www.gidmark.ru ГидМаркет – исследования рынков, бизнес-планы, комплексная информационная поддержка Вашего бизнеса....»

«Арктика и Север. 2011.№1 (февраль) 125 Экономика и управление УДК [332.14+332.025+551.581.21](470.1/.2+985)(045) Тенденции и риски хозяйственной деятельности в Арктике в условиях долговременных климатических изменений © Селин Владимир Степанович, доктор э...»

«О.В. Рожнова, В.М. Игумнов ФОРМИРОВАНИЕ ТРАНСПАРЕНТНОЙ ФИНАНСОВОЙ ОТЧЕТНОСТИ ПРЕДПРИЯТИЯ Монография Москва УДК 657.1(075.8) ББК 65.052я73 Р63   Рецензенты: М.В. Мельник, д-р экон. наук, проф. кафедры "Аудит и контроль"...»

«Типовые персонажи Жизнедеятельность. Теперь у многих типовых персонажей (например, у рядовых горожан) есть суточный или иной режим дня, а Содержание: дислокация. Если вы внимательно изучите также осмысленная www.fallout-nevada.ucoz.ru ситуацию в разное время, то это мо...»

«1 Красноярский финансово-экономический колледжфилиал федерального государственного образовательного бюджетного учреждения высшего профессионального образования "Финансовый университет при Правитель...»

«ФИНАНСОВАЯ АКАДЕМИЯ ПРИ ПРАВИТЕЛЬСТВЕ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ ВЕСТНИК ФИНАНСОВОЙ АКАДЕМИИ 4'97 Москва Финансы и статистика СОВЕТ ЖУРНАЛА А.Г. Грязнова – председатель О.В. Голосов – зам. председателя ЧЛЕНЫ СОВЕТА З.Д. Бабаева, В.С. Бард, В.В. Думный, А.Н. Звонова, Ю.Л. Кузнец, В.В...»

«Маркетинг Менеджмент в цифровой экономике Журнал Marketing management in the digital economy MMDE Journal №2 Санкт-Петербург УДК 339.130 ББК 65.290 М26 Маркетинг Менеджмент в цифровой экономике: Ж...»

«Миссия по наблюдению за выборами Президента Республики Молдова от 30 октября 2016 года Период мониторинга: 5 – 26 октября 2016 года Опубликовано 28 октября 2016 Кишинэу 2016 Все права защищены. Содержание Доклада м...»

«Глава 1 Ва-банк Питер Мюллер вошел в роскошный зал "Версаль" гостиницы St. Regis, построенной в  центре Манхэттена сотню лет назад, и  осмотрел представшее перед ним великолепие. Его внимание привлекли не три хрустальные люстры, свисавшие с  покрытого позолотой потолка, не пара старинных зеркал во всю стену слева от него, не безупречные кос...»

«ЭКОНОМИЧЕСКИЕ НАУКИ. СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ Материалы III международной научной студенческой конференции 26 января 2017 года Екатеринбург "ИМПРУВ"...»

«ВЕСТНИК №3 РОССИЙСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО (45) УНИВЕРСИТЕТА имени Г. В. Плеханова Научный журнал Учредитель Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Российский экономический университет имени Г. В. Плеханова...»

«Федеральное агентство по образованию Государственное образовательное учреждение высшего профессионального образования "Уральский государственный университет им . А. М. Горького" ИОНЦ "Бизнес-информатика" Институт управления и предпринимательства Кафедра государственного и муниципального управления СБОРНИК ЗАДАЧ ПО КУРСУ "УПРАВЛЕНИЕ ПЕРСОНАЛО...»

«Негосударственное образовательное учреждение Высшего профессионального образования "Институт стран востока" Кафедра: Мировой экономики и социально-экономических дисциплин (ДИПЛОМНАЯ) ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА На тему: " П...»

















 
2018 www.new.z-pdf.ru - «Библиотека бесплатных материалов - онлайн ресурсы»

Материалы этого сайта размещены для ознакомления, все права принадлежат их авторам.
Если Вы не согласны с тем, что Ваш материал размещён на этом сайте, пожалуйста, напишите нам, мы в течении 2-3 рабочих дней удалим его.